Список форумов Форум @ BelAstro.Net Форум @ BelAstro.Net
Форум белорусской любительской астрономической сети
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   Администрация форумаАдминистрация форума   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 
Ценить людей надо по тем целям, которые они перед собой ставят. /Н.Н. Миклухо-Маклай/

Гісторыя Астраноміі і Касманаўтыкі

зарегистрированных: 0, скрытых: 0 и гостей: 0
Зарегистрированные пользователи: Нет
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум @ BelAstro.Net -> Прочие проекты
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
lavon
ЛА

Зарегистрирован: 11.07.2007

Сообщения: 898
Благодарности: 0



Добавлено: Вс Окт 26, 2008 19:09    Заголовок сообщения: Гісторыя Астраноміі і Касманаўтыкі Ответить с цитатой

Пачнем новую тэму аб гісторыіі сусветнай астраноміі і касманаўтыкі?

Для пачатку выкладу агульнавядомыя факты.

_________________
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
I сказаць:
«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
I нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, — папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі i звадкі, боль i горыч,
Калі ўсе мы разам ляцім
Да зор?»
Максім Багдановіч
_______________________________________
SW 100 ed, WO Zenisthar 66 SD APO, Sky Master 15x70
Вернуться к началу
lavon сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden] Посетить сайт автора
lavon
ЛА

Зарегистрирован: 11.07.2007

Сообщения: 898
Благодарности: 0



Добавлено: Вс Окт 26, 2008 19:13    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Астрономия — наука о движении небесных тел и их строении— является одной из старейших естественных наук. Ещё в глубокой древности люди интересовались движением светил по небосводу, но астрономия тогда была основательно перемешана с астрологией. Выделение научной астрономии произошло в эпоху Возрождения и заняло долгое время.

Древний период

Астрономическая деятельность прослеживается в источниках по крайней мере с IV тыс. до н. э., а, скорее всего, началась гораздо раньше. Астрономические явления неоднократно описаны в Библии.

Наблюдая периодические изменения на небесной сфере (движущихся светил, комет, метеоров и т. д.), люди заметили их связь со сменой сезонов на Земле. Это натолкнуло на мысль, что небесные движения связаны и с другими земными явлениями — влияют на земную историю или предсказывают важнейшие события — рождение царей, войны, голод, эпидемии и др. Доверие к астрологии значительно содействовало развитию научной астрономии.
Древнейшими астрономическими изобретениями были гномон (шест для измерения высоты Солнца по длине тени) и календарь. Позже появились угломеры различных систем.
Шумеро-аккадское государство Вавилон существовало со II тыс. до н. э. по VI век до н. э. (в последние десятилетия им правили халдеи, а в VI веке до н. э. страной завладела Персия). Жрецы-вавилоняне оставили множество астрономических таблиц. Они же выделили основные созвездия и зодиак, ввели деление полного угла на 360°, развили тригонометрию. Во II тыс. до н. э. у шумеров появился лунный календарь, усовершенствованный в I тыс. до н. э. Жрецы открыли многие законы движения планет, Луны и Солнца, смогли предсказывать затмения. Вероятно, именно в Вавилоне появилась семидневная неделя (каждый день был посвящён одному из 7 светил).
Древний Египет. Разливы Нила происходят в начале лета, и как раз на это время приходится первый восход ярчайшей звезды неба — Сириуса, по-египетски называемого «Сотис». До этого момента Сириус не виден. Делом жрецов было заметить утренний восход Сириуса и предсказать начало разлива Нила.
Степень развития египетской математики и астрономии неясна. Документов на эту тему почти нет, но эллины высоко ценили египетских астрономов и учились у них.
Астрология появилась не в Египте, но гадание по Луне и планетам использовалось там весьма широко.
Древний Китай. Наибольшее развитие древняя астрономия Востока получила в Китае. Уже во время легендарной династии Ся (конец III — начало II тыс. до н. э.) в Китае были две должности придворных астрономов. Развитие китайской астрономии происходило в тесном общении с Вавилоном и Египтом. Первое дошедшее до нас астрономическое сочинение — «Книга звёзд» — появилось в IV веке до н. э. Примерно в это же время китайцы уточнили продолжительность солнечного года (365,25 дней). Соответственно небесный круг делили на 365,25 градусов или на 28 созвездий (по движению Луны).
Обсерватории появились в XII веке до н. э. Но гораздо раньше китайские астрологи прилежно регистрировали все необычные события на небе (затмения, кометы — «звёзды с метлой», метеоры, новые звёзды). Первая запись о появлении кометы относится к 2315 г. до н. э., о лунном затмении — к 1137 г. до н. э., о солнечном — к 720 году до н. э., первый метеоритный дождь запротоколирован в 687 г. до н. э. В 301 г. впервые замечены пятна на Солнце; позже они регистрировались неоднократно.
А вот цивилизация майя (II—X век н. э.) оставила после себя храмы-обсерватори, поражающие воображение. К сожалению, сохранились только 4 рукописи разного возраста и тексты на стелах.
В Европе друиды кельтских племён определённо обладали какими-то астрономическими знаниями; есть основания предполагать, что Стоунхендж был не только местом ритуалов, но и обсерваторией. Построен он был около 1900—1600 гг. до н. э.
Древняя Греция — ранний период
Первоначально знания были неглубоки — например, утренняя и вечерняя Венера считались разными светилами (Фосфор и Геспер) а уже шумеры знали, что это одно и то же светило. Исправление ошибки «раздвоения Венеры» приписывают Пифагору и Пармениду. Пифагорейцы предложили пироцентрическую модель Вселенной, в которой звёзды, Солнце, Луна и шесть планет обращаются вокруг Центрального Огня (Гестии). Чтобы всего получилось священное число — десять — сфер, шестой планетой объявили Противоземлю (Антихтон). Как Солнце, так и Луна, по этой теории, светили отражённым светом Гестии. Это была первая математическая система мира — у остальных древних космогонистов работало скорее воображение, чем логика.
Расстояния между сферами светил у пифагорейцев соответствовали музыкальным интервалам в гамме; при вращении их звучит «музыка сфер», неслышимая нами. Пифагорейцы считали Землю шарообразной и вращающейся, отчего и происходит смена дня и ночи. Впрочем, отдельные пифагорейцы (Аристарх Самосский и др.) придерживались гелиоцентрической системы.
Платон, ученик Сократа, уже не сомневался в шарообразности Земли. По Платону, Космос не вечен, так как всё, что ощущается, есть вещь, а вещи старятся и умирают. Более того, само Время родилось вместе с Космосом. Далеко идущие последствия имел призыв Платона к астрономам разложить неравномерные движения светил на «совершенные» движения по окружностям.
Аристотель, автор «Физики», тоже был учеником Платона. В его сочинениях было немало рациональных мыслей; он убедительно доказал, что Земля — шар, опираясь на форму тени Земли при лунных затмениях, оценил окружность Земли в 400000 стадиев, или около 70000 км — завышено почти вдвое, но для того времени точность неплохая.
Древняя Греция — Александрийский период. Эратосфен в 240 г. до н. э. довольно точно измерил длину земной окружности и наклон эклиптики к экватору (т.е наклон земной оси); он также предложил систему високосов, позже названную юлианским календарём.
Гиппарх открыл отличие тропического и сидерического годов, уточнил длину года (365,25 — 1/300 дней). Гиппарх ввёл понятия эксцентриситета орбиты, апогея и перигея, уточнил длительность синодического и сидерического лунных месяцев (с точностью до секунды), средние периоды обращения планет. По таблицам Гиппарха можно было предсказывать солнечные и лунные затмения с неслыханной для того времени точностью — до 1-2 часов. Кстати, именно он ввёл географические координаты — широту и долготу. Но главным результатом Гиппарха стало открытие смещения небесных координат — «предварения равноденствий». Изучив данные наблюдений за 169 лет, он нашёл, что положение Солнца в момент равноденствия сместилось на 2°, или на 47" в год (на самом деле — на 50,3").
В 134 году до н. э. в созвездии Скорпиона появилась новая яркая звезда. Чтобы облегчить слежение за изменениями на небе, Гиппарх составил каталог для 850 звёзд, разбив их на 6 классов по яркости.
46 год до н. э.: введен юлианский календарь, разработанный александрийским астрономом Созигеном по образцу египетского гражданского. Летоисчисление Рима велось от легендарного основания Рима — с 21 апреля 753 года до н. э.
Систему Гиппарха завершил великий александрийский астроном, математик, оптик и географ Клавдий Птолемей. Он значительно усовершенствовал сферическую тригонометрию, составил таблицу синусов (через 0.5°). Но главное его достижение — «Мегале синтаксис» (Большое построение); арабы превратили это название в «Аль Маджисти», отсюда позднейшее «Альмагест». Труд содержит фундаментальное изложение геоцентрической системы мира.
Будучи принципиально неверной, система Птолемея, тем не менее, позволяла с достаточной для того времени точностью предвычислять положения планет на небе и потому удовлетворяла, до известной степени, практическим запросам в течение многих веков.
Системой мира Птолемея завершается этап развития древнегреческой астрономии.


Становление теоретической астрономии. Средневековье

В эпоху средневековья астрономы занимались лишь наблюдениями видимых движений планет и согласованием этих наблюдений с принятой геоцентрической системой Птолемея.
В XI—XII веках основные научные труды греков и их арабоязычных учеников были переведены на латинский. Основоположник схоластики Альберт Великий и его ученик Фома Аквинский в XIII веке переработали учение Аристотеля, сделав его приемлемым для католической традиции. С этого момента система мира Аристотеля-Птолемея частично сливается с католической догматикой.
В XIII веке в Толедо под покровительством короля Кастилии Альфонса X Мудрого открылась первая в Европе обсерватория. В ней работали христиане, евреи и мусульмане; подготовленные ими астрономические таблицы были опубликованы в 1252 году (преподнесены королю при восшествии на престол). «Альфонсинские таблицы» отличались хорошей точностью и использовались более двух столетий.
В XV веке немецкий философ, кардинал Николай Кузанский, заметно опередив своё время, высказал мнение, что Вселенная бесконечна, и у неё вообще нет центра — ни Земля, ни Солнце, ни что-либо иное не занимают особого положения. Все небесные тела состоят из той же материи, что и Земля, и, вполне возможно, обитаемы. За век до Галилея он утверждал: все светила, включая Землю, движутся в пространстве, и каждое находящийся на нём наблюдатель вправе считать неподвижным.
В XV веке большую роль в развитии наблюдательной астрономии сыграли труды Георга Пурбаха, а также его ученика и друга Иоганна Мюллера (Региомонтана). Кстати, они стали первыми в Европе учёными, не имевшими духовного сана. После серии наблюдений они убедились, что все имевшиеся астрономические таблицы, включая Альфонсинские, устарели: положение Марса давалось с ошибкой на 2°, а лунное затмение опоздало на целый час! Для повышения точности расчётов Региомонтан составил новую таблицу синусов (через 1') и таблицу тангенсов. Только что появившееся книгопечатание способствовало тому, что исправленный учебник Пурбаха и «Эфемериды» Региомонтана в течение десятилетий были основными астрономическими руководствами для европейцев. Таблицы Региомонтана были намного точнее прежних и исправно служили вплоть до Коперника. Их использовали Колумб и Америго Веспуччи.
Региомонтан также предложил метод определения долготы по разнице табличного и местного времени, соответствующего заданному положению Луны. Он констатировал расхождение юлианского календаря с солнечным годом почти на 10 дней, что заставило церковь задуматься о календарной реформе. Такая реформа обсуждалась на Латеранском соборе (Рим, 1512—1517) и была реализована в 1582 году.

Коперниканская революция

Главный труд Коперника — «De Revolutionibus Orbium Caelestium» (О вращении небесных сфер) — был в основном завершён в 1530 году, но только перед смертью Коперник решился опубликовать его. Впрочем, в 1503—1512 годах Коперник распространял среди друзей рукописный конспект своей теории («Малый комментарий о гипотезах, относящихся к небесным движениям»), а его ученик Ретик опубликовал ясное изложение гелиоцентрической системы в 1539 году. Повидимому, слухи о новой теории широко разошлись уже в 1520-х годах.
По структуре главный труд Коперника почти повторяет «Альмагест» в несколько сокращённом виде (6 книг вместо 13). В первой книге также приведены аксиомы, но вместо положения о неподвижности Земли помещена иная аксиома — Земля и другие планеты вращаются вокруг оси и вокруг Солнца.
Католическая церковь вначале отнеслась к возрождению «пифагорейства» спокойно. Папа Климент VII, озабоченный уточнением календаря, поручил кардиналу Вигманштадту прочитать высшему клиру лекцию о новой теории, которая и была со вниманием выслушана.
Однако уже с 1560-х годов в нескольких университетах Швейцарии и Италии начались лекции по системе Коперника. Математическая основа модели Коперника была несколько проще, чем у птолемеевой, и этим сразу воспользовались в практических целях: были выпущены уточнённые астрономические («Прусские») таблицы (1551, Э. Рейнгольд).
Из других событий бурного XVI века отметим, что 5 октября 1582 года была проведена давно запланированная календарная реформа (5 октября стало 15-м). Новый календарь был назван григорианским в честь папы Григория XIII, но настоящим автором проекта был итальянский астроном и врач Луиджи Лиллио.

Изобретение телескопа. Галилей.

Великий итальянский учёный Галилео Галилей систему Коперника принял с энтузиазмом. Для доказательства правоты Коперника он решил применить телескоп.
Шлифованные стеклянные линзы были известны ещё вавилонянам; наиболее древняя из найденных при раскопках линз относится к VII веку до н. э. В 1608 году в Голландии была изобретена зрительная труба; узнав об этом летом 1609 года, Галилей самостоятельно построил значительно усовершенствованный её вариант, создав первый в мире телескоп-рефрактор. Увеличение телескопа сначала было трёхкратным, позднее Галилей довёл его до 32-кратного.
Сенсационные результаты своих исследований Галилей изложил в серии статей «Звёздный вестник» (1610), вызвав среди учёных настоящий шквал оптических наблюдений за небом. Оказалось, что Млечный путь состоит из скоплений отдельных звёзд, что на Луне есть горы (высотой до 7 км, что близко к истине) и впадины, на Солнце есть пятна, а у Юпитера — спутники (термин «спутник» ввёл позже Кеплер). Особенно важным было открытие, что Венера имеет фазы; в системе Птолемея Венера как «нижняя» планета была всегда ближе к Земле, чем Солнце, и «полновенерие» было невозможно.
Галилей отметил, что диаметр звёзд, в отличие от планет, в телескопе не увеличивается, а некоторые туманности, даже в увеличенном виде, не распадаются на звёзды; это явный признак, что расстояния до звёзд колоссальны даже по сравнению с расстояниями в Солнечной системе.
Галилей обнаружил у Сатурна выступы, которые принял за два спутника. Потом выступы исчезли (кольцо повернулось), Галилей посчитал своё наблюдение иллюзией и не возвращался более к этой теме; кольцо Сатурна открыл в 1656 году Христиан Гюйгенс.
В 1616 году книга Коперника была включена в Индекс запрещённых книг «до её исправления».

Законы Кеплера

До середины XVI века астрономические наблюдения в Европе были не слишком регулярными. Первым проводить систематические наблюдения начал датский астроном Тихо Браге, используя специально для этого оборудованную обсерваторию Ураниборг в Дании (остров Вэн). Он соорудил крупные, уникальные для Европы инструменты, благодаря которым определял положение светил с небывалой ранее точностью. К этому времени не только «Альфонсинские», но и более новые «Прусские таблицы» давали большую ошибку. Для повышения точности Браге применял как технические усовершенствования, так и специальную методику нейтрализации погрешностей наблюдения.
Браге составил уточнённый каталог для 1000 звёзд, с точностью 1'. Но главная заслуга Тихо Браге — непрерывная (ежедневная), в течение 15-20 лет, регистрация положения Солнца, Луны и планет. Для Марса, чьё движение самое неравномерное, накопились наблюдения за 16 лет, или 8 полных оборотов Марса.
Браге был знаком с системой Коперника ещё по «Малому комментарию», однако сразу указал на её недостатки — у звёзд нет параллакса, у Венеры не наблюдается смена фаз (телескопа тогда не было!) и др. Вместе с тем он оценил вычислительные удобства новой системы и в 1588 году предложил компромиссный вариант, близкий к «египетской модели» Гераклида: Земля неподвижна в пространстве, вращается вокруг оси, Луна и Солнце вращается вокруг неё, а прочие планеты — вокруг Солнца. Часть астрономов поддержала такой вариант.
Проверить правильность своей модели Браге не сумел из-за недостаточного знания математики, и поэтому, переехав в Прагу по приглашению императора Рудольфа, пригласил туда (в 1600 году) молодого немецкого учёного Иоганна Кеплера. На следующий год Тихо Браге скончался, и Кеплер занял его место.
Кеплера более привлекала система Коперника — как менее искусственная, более эстетичная и соответствующая той божественной «мировой гармонии», которую он усматривал во Вселенной. Используя наблюдения марсианской орбиты, выполненные Тихо Браге, Кеплер пытался подобрать форму орбиты и закон изменения скорости Марса, наилучшим образом согласующиеся с опытными данными. Он браковал одну модель за другой, пока, наконец, эта настойчивая работа не увенчалась первым успехом — были сформулированы два закона Кеплера:
Каждая планета описывает эллипс, в одном из фокусов которого находится Солнце.
Каждая планета движется в плоскости, проходящей через центр Солнца, причём заметаемая её радиус-вектором секторная площадь пропорциональна времени обращения.
Второй закон объясняет неравномерность движения планеты: чем ближе она к Солнцу, тем быстрее движется.
Основные идеи Кеплера он изложил в труде «Новая астрономия, или физика неба» (1609), причём, осторожности ради, относил их только к Марсу. Позже в книге «Гармония мира» (1619) он распространил их на все планеты и сообщил, что открыл третий закон:
Квадраты времён обращения планет по орбите относятся как кубы их средних расстояний от Солнца.
Этот закон фактически устанавливает скорость движения планет (второй закон регулирует только изменение этой скорости) и позволяет их вычислить, если известна скорость одной из планет (например, Земли) и расстояния планет до Солнца.
Кеплер издал свои астрономические таблицы, посвящённые императору Рудольфу («Рудольфинские»).


Другие открытия XVII века

1647: подробная карта Луны (Ян Гевелий).
1655: Гюйгенс открывает спутник Сатурна Титан, а в следующем году — кольца Сатурна.
1665: открытие на Юпитере Красного пятна (Кассини, Гук). Измерен период обращения Юпитера (а в 1666 году — и Марса) вокруг своей оси (Кассини).
1666: вместе с Парижской Академией наук основана и Парижская обсерватория. Кассини становится первым директором этой обсерватории. Из его достижений на новом посту (совместно с Ж. Рише) — первое достаточно точное определение (1671—1673) параллакса Солнца (9.5") и астрономической единицы (140 млн км), открытие «щели Кассини» в кольце Сатурна (1675).
1675: оценка скорости света (Рёмер), уточнившая представление о расстояниях до планет.
1676: основана Гринвичская обсерватория (Флемстид). Эдмонд Галлей открывает «большое неравенство» Сатурна и Юпитера, а в 1693 году — вековое ускорение Луны. Объяснение этим явлениям через 100 лет дал Лаплас.
В истории науки Галлей знаменит более всего своими исследованиями комет. Обработав многолетние данные, он вычислил орбиты более 20 комет и отметил, что несколько их появлений, в том числе комета 1682 года, относятся к одной и той же комете (названной его именем). Он назначил новый визит своей кометы на 1758 год, хотя самому Галлею не суждено было убедиться в точности своего предсказания.
1687: Исаак Ньютон формулирует закон тяготения и выводит из него все 3 закона Кеплера. Другим важнейшим следствием теории Ньютона стало объяснение, почему орбиты небесных тел немного отклоняются от кеплеровского эллипса. Эти отклонения особенно заметны для Луны. Причиной является влияние других планет, а для Луны — также и Солнца. Учёт этого позволил Ньютону открыть в движении Луны новые отклонения (неравенства) — годичное, параллактическое, попятное движение узлов и др. Ньютон весьма точно вычислил величину прецессии (50" в год), выделив в ней солнечную и лунную составляющие.
Ньютон открыл причину хроматической аберрации, которую он ошибочно считал неустранимой; на самом деле, как позже выяснилось, применение нескольких линз в объективе может существенно ослабить этот эффект. Ньютон пошёл другим путём и изобрёл зеркальный телескоп-рефлектор; при небольшой величине он давал значительное увеличение и отличное чёткое изображение.


XVIII век

1718: Эдмонд Галлей обнаружил собственное движение звёзд (Сириус, Альдебаран и Арктур). Галлей также обратил внимание на «туманные звёзды», обсуждали их возможную структуру и причины свечения. Галлей составил их каталог, позже дополненный Дерхэмом; он включал около двух десятков туманностей.
1727: Дж. Брэдли открыл годичную аберрацию (20,25"), и факт движения Земли получил прямое опытное подтверждение.
1755: философ Иммануил Кант публикует первую теорию естественной космогонической эволюции (без катастроф). Звезды и планеты, по гипотезе Канта, образуются из скоплений диффузной материи: в центре, где материи больше, возникает хвезда, а на окраинах — планеты. Математическую основу гипотезы позже разработал Лаплас.
Английский астроном-самоучка Томас Райт первым предположил, что Вселенная состоит из отдельных «звёздных островов». Эти острова, согласно модели Райта, вращаются вокруг некоего «божественного центра» (он, впрочем, допускал, что центров может быть более одного). Райт, а также Сведенборг и позже Кант рассмат- ривали туманности как удалённые звёздные системы.
1757: первое определение масс планет, не имеющих спутников (А. Клеро). Дж. Долланд создаёт первый ахроматический (трёхлинзовый) объектив, опровергнув скептицизм Ньютона в этом отношении.
1766: Иоганн Тициус открывает необъяснимый до сих пор закон планетных расстояний; закон получил широкую известность после работ Иоганна Боде (1772).
1784: Дж. Гудрайк выяснил, что переменный блеск Алголя вызывается затмениями от другой компоненты этой двойной звезды.
Исключительную роль в развитии астрономии сыграл великий английский учёный немецкого происхождения Уильям Гершель. Он построил уникальные для того времени рефлекторы с диаметром зеркал до 1.2 м и виртуозно ими пользовался. Гершель открыл седьмую планету — Уран (1781) и его спутники (1787), вращающиеся «не в ту сторону» (1797), несколько спутников Сатурна, обнаружил сезонные изменения полярных шапок Марса, объяснил полосы и пятна на Юпитере как облака, измерил период вращения Сатурна и его колец (1790). Он открыл, что вся Солнечная система движется по направлению к созвездию Геркулеса (1783), при изучении спектра Солнца открыл инфракрасные лучи (1800), установил корреляцию солнечной активности (по числу пятен) и земных процессов — например, урожая пшеницы и цен на неё. Но главным его занятием за все тридцать лет наблюдений было исследование звёздных миров.
Он зарегистрировал свыше 2500 новых туманностей. Среди них были двойные и кратные; некоторые были соединены перемычками, что Гершель истолковал как формирование новых звёздных систем. Впрочем, тогда на это открытие не обратили внимания; взаимодействующие галактики были переоткрыты уже в XX веке.
К концу XVIII века астрономы получили мощные инструменты исследования — как наблюдательные (усовершенствованные рефлекторы), так и теоретические (небесная механика, фотометрия и др.). Продолжалось развитие методов небесной механики. По мере увеличения точности наблюдений выявились отклонения движения планет от кеплеровых. Теория учёта возмущений для задачи многих тел была создана усилиями Эйлера, А. Клеро, Лагранжа, но прежде всего — Пьера Симона Лапласа, исследовавшего самые сложные случаи, включая наиболее неясную задачу — устойчивость системы. После работ Лапласа отпали последние сомнения в том, что законов Ньютона достаточно для описания всех небесных движений. Помимо прочего, Лаплас разработал первую полную теорию движения спутников Юпитера с учётом взаимовлияния и возмущений от Солнца. Эта проблема была очень актуальной, так как лежала в основе единственного известного тогда точного метода определения долготы на море, а составленные ранее таблицы положения этих спутников устаревали очень быстро.

XIX век

В начале XIX века стало ясно, что метеоритное вещество имеет космическое происхождение, а не атмосферное или вулканическое, как думали раньше. Были зарегистрированы и классифицированы регулярные метеорные потоки.
Космосе обнаружились относительно крупные астероиды (термин предложил Гершель). Первой стала Церера (1801, Пьяцци) — замечена случайно, причислена к кометам и сразу потеряна; к счастью, молодой, но уже великий Карл Гаусс как раз в это время разработал метод определения орбиты по трём наблюдениям, и в 1802 году Г. Ольберс отыскал сначала Цереру, а затем открыл ещё две малые планеты между Марсом и Юпитером, Палладу (1802) и Весту (1807). Четвёртый астероид, Юнона, был обнаружен К. Хардингом (Германия) в 1804 году.
1802: В. Волластон (Англия) изобретает щелевой спектроскоп. В спектре Солнца обнаружены 7 тёмных линий.
1811: Араго изобретает поляриметр и с его помощью доказывает, что солнечная фотосфера — раскалённый газ. Тело же Солнца многие учёные ещё продолжали считать твёрдым и даже холодным.
1814—1815: Й. Фраунгофер обнаруживает 576 тёмных линий в спектре Солнца. Лабораторная линия натрия совпала с тёмной солнечной. Вскоре появляется спектральный анализ.
1834: Выдающийся немецкий астроном Фридрих Вильгельм Бессель доказывает отсутствие атмосферы на Луне (нет рефракции у края лунного диска).
1837 г. основатель Пулковской обсерватории В. Я. Струве наконец-то уверенно обнаружил годичный параллакс у звезды (0.12" у Веги); в 1838 году Бессель обнаружил и очень точно измерил параллакс у 61 Лебедя, а Т. Гендерсон — для Альфы Центавра. До конца XIX века было измерено около полусотни звёздных параллаксов.
1839—1840: в астрономии начинает применяться фотография (Дагерр и Араго получили снимки Луны). 1842: фотографирование Солнца, 1850: первая фотография звезды (Веги). 1858: первый фотопортрет кометы.
1843: Г. Швабе первым открыл периодичность в изменении числа солнечных пятен и оценил период примерно в 10 лет. В 1852 г. эту закономерность переоткрыл Р. Вольф, который дал более точную оценку (11 лет) и установил, что рост числа пятен вызывает геомагнитные возмущения. Связь солнечных пятен с земными процессами, подмеченная Гершелем, начинает проясняться.
1845: вступил в строй гигантский рефлектор ирландского астронома, графа Росса. Сразу обнаружилась ошибка Гершеля — большинство «планетарных» туманностей оказались звёздными скоплениями. В том же году было сделано выдающееся открытие — спиральная структура туманности M51, а вскоре и у десятка других туманностей.
1846: величайшим триумфом ньютоновой механики стало открытие «на кончике пера» восьмой планеты — Нептуна. Честь открытия разделили кембриджский математик Адамс, французский астроном Леверье и наблюдатель — берлинский астроном Галле. Планета была обнаружена всего в 52' от указанного расчётами места. Почти немедленно У. Лассел (Англия) открывает и спутник Нептуна — Тритон.
1851—1852 — лабораторное измерение скорости света; идея Араго, исполнение — Фуко и Физо.
1857: точная шкала звёздных величин (Н. Р. Погсон (англ.)). С 1876 года начат выпуск фотометрических каталогов в новой шкале.
1859: Дж. К. Максвелл обосновал метеоритное строение кольца Сатурна. Леверье открывает необъяснимое вековое смещение перигелия Меркурия. Р. Х. Кэррингтон впервые описывает вспышку на Солнце.
1859—1862: Кирхгоф и Бунзен разработали мощный метод удалённого исследования химического состава внеземных объектов — спектральный анализ. Уже в 1861 году Кирхгоф публикует предварительный химический состав солнечной атмосферы.
1862: открыт невидимый спутник Сириуса (Сириус-B).
1867: смещённые спектры звёзд в сочетании с принципом Доплера использованы Хаггинсом для определения лучевых скоростей небесных светил.
1868: Н. Локьер открыл в спектре Солнца линию, не соответствующую никакому из известных тогда химических элементов, и назвал этот новый элемент гелием. Позже гелий нашли и на Земле. Локьер обнаружил изменение спектра солнечных пятен в течение 11-летнего цикла солнечной активности, а в 1873 г. высказал догадку, что в недрах Солнца происходит распад химических элементов.
1877: два открытия на Марсе: Асаф Холл (США) открывает Фобос и Деймос, а Скиапарелли — марсианские «каналы».
1885: первое наблюдение вспышки новой в Туманности Андромеды (позже выяснилось, что это была сверхновая).
1898: У. Г. Пикеринг открывает Фебу, спутник Сатурна, и его удивительную особенность — обратное вращение по отношению к своей планете.


XX век

1902: А. Майкельсон уточняет скорость света (299890 ± 60 км/сек).
1908: У первого внеземного объекта — Солнца — обнаружено магнитное поле (Дж. Хейл, США).
1908—1916: открытие прямо пропорциональной зависимости между периодом и видимой звёздной величиной у цефеид в Малом Магеллановом облаке (Г. Ливитт, США). Руководствуясь этим открытием, Герцшпрунг и Шепли разработали метод определения расстояний по цефеидам.
1912: открытие космических лучей (Гесс, Кольхерстер).
1913: обнаружены необычайно большие красные смещения у спиральных туманностей (В. М. Слайфер, США).
1914—1919: теория пульсации цефеид (Шепли, Эддингтон).
1916: открыта «летящая» звезда Барнарда (Э. Э. Барнард, США).
1916—1918: теория внутреннего строения звёзд (Эддингтон).
1918: модель Шепли структуры Галактики, выведенная из наблюдений; правильно определены диаметр и положение центра; неожиданно для всех выяснилось, что Солнце находится на краю Галактики.
1919: создание Международного астрономического союза.
1923: открытие 22-летнего цикла магнитной активности Солнца и перемены знака полярности пятен (Дж. Хейл, США). Установление зависимости «масса-светимость» для звёзд — Герцшпрунг (Дания), Рессел (США), Эддингтон (Англия).
1924—1926: теория лучистого равновесия звёздных недр (Эддингтон).
1925—1934: открытие углекислого газа на Венере (Адамс, Сент-Джон и Данхем, США).
1926—1927: на основе анализа движения звёзд Б. Линдблад и Я. Оорт устанавливают вращение Галактики.
1927: Ж. Леметр публикует свою гипотезу расширения Вселенной.
1929: установлен закон Хаббла.
1930, 19 февраля: открыт Плутон (К. Томбо, США).
1931: гипотеза Артура Милна — после взрыва новой остаётся белый карлик. В 1934 году Бааде и Цвикки высказывают предположение, что после взрыва сверхновой остаётся нейтронная звезда.
1942: Мейолл и Оорт выясняют, что Крабовидная туманность — остаток от взрыва сверхновой 1054 года. Составлена первая радиокарта неба (Ребер).
1945: красное смещение подтверждено и в радиодиапазоне (М. Райл, Англия).
1950: гипотеза Оорта о существовании на краю Солнечной системы (100—150 тыс. а. е.) сферического слоя комет — «облака Оорта».
1951: доказана спиральная структура нашей Галактики.
1955—1956: регистрация радиоизлучения Венеры, Юпитера и кометы Аренда-Роллана.
1957: начало космической эры.
1958: открытие радиационных поясов Ван-Аллена. Н. А. Козырев отмечает в лунном кратере Альфонс признаки вулканической деятельности.
1959: радиолокация Солнца (США). Станция Луна-2 не обнаруживает у Луны магнитного поля. Получены первые фотографии обратной стороны Луны.
1961—1964: радиолокация Меркурия, Венеры, Марса, Юпитера (СССР и США). Уточнены величина а.е. и период вращения Венеры вокруг Солнца, определены период осевого вращения Венеры (оказался обратным), температура и физические характеристики поверхности планет.
1965: открытие реликтового излучения. Первые фотографии поверхности Марса (Маринер-4).
1967: исследование атмосферы Венеры со спускаемого аппарата Венера-4.
1969: высадка Аполлона-11 на Луне.
1971: первая мягкая посадка на Марс (Марс-3).
1974: сенсационный вывод С. Хокинга о возможности «испарения» чёрных дыр.
1975: первая фотопанорама поверхности Венеры (Венера-9,10).
1975: фотографии Фобоса, Деймоса и поверхности Марса (Викинг-1, 2).
1977: открытие колец Урана. Запуск Вояджера-2, передавшего неоценимую информацию о внешних планетах: Юпитер (1979, обнаружены кольца), Сатурн (1981), Уран (1986, 10 новых спутников), Нептун (1989).
1978: открытие Харона, спутника Плутона (Дж. У. Кристи, США).
1986: исследование кометы Галлея АМС Вега-1, 2 и Джотто.

_________________
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
I сказаць:
«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
I нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, — папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі i звадкі, боль i горыч,
Калі ўсе мы разам ляцім
Да зор?»
Максім Багдановіч
_______________________________________
SW 100 ed, WO Zenisthar 66 SD APO, Sky Master 15x70
Вернуться к началу
lavon сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden] Посетить сайт автора
lavon
ЛА

Зарегистрирован: 11.07.2007

Сообщения: 898
Благодарности: 0



Добавлено: Сб Ноя 08, 2008 21:10    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

http://www.sciam.ru/2005/3/astronomy.shtml

март 2005 № 3 "В МИРЕ НАУКИ"
Астрономия
ДЕЛО О ПОТЕРЯННОЙ ПЛАНЕТЕ
Уильям Шихан, Николас Коллерстром, Крэг Вафф
--------------------------------------------------------------------------------

"Этой звезды нет на карте!" - воскликнул Генрих Луи д'Арре (H. d'Arrest), студент из Берлинской обсерватории, разложив на столе карту звездного неба. И его слова услышал весь мир.

23 сентября 1846 г. астроном Иоганн Готфрид Галле (Johann Gottfried Galle) и его коллега д'Арре занимались проверкой предположения, сделанного французским математиком Урбеном Жаном Жозефом Леверье (Urbain Jean Joseph Le Verrier). Согласно предложенной гипотезе, Уран, считавшийся в те времена наиболее удаленной от Солнца планетой, отклоняется от вычисленной для него орбиты из-за гравитационного влияния другой, но невидимой. Всего за пять дней до этой сентябрьской ночи Леверье писал Галле: "Наблюдения Урана можно объяснить, лишь учтя воздействие новой, неизвестной до сих пор планеты, и, что самое интересное, на эклиптике есть лишь одно место, где она может располагаться".

Менее получаса понадобилось Галле, чтобы найти маленькое голубое пятнышко в пределах одного градуса от указанного места. Когда на следующую ночь телескоп был направлен на тот же объект, оказалось, что он немного переместился на фоне звезд. Галле сразу же написал Леверье: "Планета, которую вы предсказали, действительно существует!"

История о математически вычисленной и обнаруженной в телескоп планете, которую Леверье назвал Нептуном, - одна из самых знаменитых и часто упоминаемых в астрономии. Широко известна и дискуссия, разгоревшаяся вскоре после того, как Галле объявил об открытии. Выяснилось, что молодой и малоизвестный английский математик Джон Коч Адамс (John Couch Adams) также занимался этой проблемой и предсказал почти то же положение планеты, что и Леверье.

Французские астрономы скептически отнеслись к заявлению Адамса. Но, как следует из отчета лондонского королевского астрономического общества, на заседании 13 ноября 1846 г. королевский астроном Джордж Бидделл Эри (George Biddell Airy) зачитал некий документ, подтвердивший, что осенью 1845 г. он действительно получил от Адамса предсказание о положении планеты, и это побудило его начать поиск космического объекта, однако результаты не были обнародованы.

Большинство пересказов знаменитой истории открытия Нептуна так или иначе опирается на выступление Эри. Главные действующие лица - Леверье, Адамс, Эри и астроном Кембриджского университета Джеймс Челлис (James Challis), также пытавшийся обнаружить планету. Так, Адамс предстал застенчивым героем, которого в журнале королевского общества восхваляли как величайшего астронома-теоретика Англии уступающего разве что Ньютону. Говорили, что Адамс и Леверье стали друзьями. Челлис же представлялся лентяем, погубившим все дело. А Эри выглядел гнусным бюрократом, описанным в 1976 г. Айзеком Азимовым как тщеславный, завистливый, недалекий человек, который за мелкими деталями был не в состоянии увидеть картину в целом… "Это был мерзкий человек, с которым Адамс пытался общаться".

Где документы?

Прошли годы, и у некоторых историков появились сомнения в правильности версии открытия Нептуна. Одним из первых в ее достоверности усомнился английский астроном Уильям Смарт (William M. Smart), унаследовавший научные работы Адамса. В конце 1980-х Аллан Чепмен (Allan Chapman) из Оксфордского университета, а позже Роберт Смит (Robert Smith) из Университета Джонса Гопкинса, обнаружили новые документы. Но еще в конце 1960-х независимый аналитик из Балтимора Деннис Роулинс (Dennis Rawlins) предположил, что английские астрономы в XIX в. сознательно сфабриковали или, по крайней мере, приукрасили эту историю.

Все сомнения могли бы разрешиться, если бы историки познакомились с документом, процитированным Эри. Но всякий раз, еще с середины 1960-х, когда они просили предоставить им материал, библиотекари Гринвичской обсерватории отвечали, что он недоступен. Его местонахождение было тайной, почти столь же захватывающей, как история с самим Нептуном. Как могли документы, связанные с одним из важнейших событий в астрономии, исчезнуть бесследно?

И Роулинс, и гринвичские библиотекари подозревали, что бумаги были в руках у астронома Олина Эггена (Olin Eggen), работавшего первым помощником королевского астронома в начале 1960-х. Он брал их из библиотеки, чтобы написать биографические статьи об Эри и Челлисе. Поскольку он был последним, кто держал ценные бумаги в руках, то у него в первую очередь и следовало их искать. Но Эгген, который сначала переехал в Австралию, а затем в Чили, отрицал наличие у него пропавших документов, а библиотекари отказывались на него давить, опасаясь, что, желая замести следы, он может просто их уничтожить.

Все сохранялось в тайне более 30 лет, до смерти Эггена в октябре 1998 г. Когда коллеги пришли в его квартиру в чилийском Институте астрономии, они нашли пропавшие бумаги и еще много бесценных книг из библиотеки Гринвичской обсерватории. Все материалы весом более 100 кг упаковали в два больших ящика и вернули в Кембриджскую библиотеку, где сейчас хранится архив Гринвичской обсерватории. (Сотрудники библиотеки тут же сделали резервные копии.) Неожиданная находка вместе с дополнительными документами, обнаруженными в другом архиве, позволила нам пересмотреть историю открытия Нептуна.

Сбившийся с курса

Меркурий, Венера, Марс, Юпитер и Сатурн видны невооруженным глазом и поэтому были известны с незапамятных времен. Первой планетой, обнаруженной в телескоп, стал Уран. Органист и любитель астрономии Вильям Гершель ночью 13 марта 1781 г. проводил обзор неба с помощью самодельного 6-дюймового рефлектора. Он заметил, что крошечный желто-зеленый диск в созвездии Близнецов скорее похож на комету, чем на звезду. Последующие наблюдения и вычисления других астрономов доказали, что объект Гершеля - не комета, которая должна иметь очень вытянутую эллиптическую орбиту, а планета, обращающаяся вокруг Солнца по устойчивой, почти круговой орбите нa расстоянии, вдвое большем, чем Сатурн.

Никто из астрономов не предполагал, что в Солнечной системе может быть неизвестная планета. Просматривая старые звездные каталоги, они обнаружили, что новая планета, которую немецкий астроном Иоган Элерт Боде (Johann Elert Bode) назвал Ураном, была впервые обнаружена еще в 1690 г., а до 1781 г. замечена 20 раз, но каждый раз ее ошибочно принимали за звезду. В 1821 г. французский астроном Алексис Бувар (Alexis Bouvard) собрал данные всех наблюдений и обнаружил серьезное несоответствие. Даже после учета гравитационного влияния планет-гигантов Юпитера и Сатурна он не смог привести данные о движении Урана, опираясь на законы Ньютона. Почему законы механики и тяготения не работают? Быть может, неизвестная среда оказывает сопротивление движению планеты? Или на Уран воздействует еще одно неизвестное тело? Это была версия XIX в. - проблема скрытой массы, так интригующая астрономов сегодня.

Великий немецкий астроном Фридрих Вильгельм Бессель (Friedrich Wilhelm Bessel) намеревался открыть тайну, но умер, не закончив работу. Первым полным опубликованным исследованием стала работа Леверье, появившаяся 1 июня 1846 г. в журнале Французской Академии наук. Он предсказал, что 1 января 1847 г. трансурановую планету можно будет обнаружить на средней долготе 325о. Журнал попал в Англию в конце месяца, и, как только Эри прочел его, он понял, что уже видел подобную информацию предыдущей осенью, изложенную на клочке бумаги, оставленном в его доме студентом колледжа святого Джона Кембриджского университета.

Эфирное создание

Студента звали Адамс, жизнь которого кое в чем напоминала судьбу Исаака Ньютона. Оба росли в сельской местности Англии: Ньютон был сыном неграмотного мелкого землевладельца в Ланкашире, Адамс - сыном крестьянина в Корнуолле. Оба с ранних лет интересовались математикой и природными явлениями, следя за сезонным движением Солнца, делая отметки на оконных рамах и стенах комнаты. Они отличались умеренностью, привередливостью и религиозной щепетильностью. Современники считали их эксцентричными и рассеянными мечтателями. (В наши дни Ньютону и Адамсу приписали бы синдром Асперджера, который иногда называют высокоинтеллектуальным аутизмом.)

Адамс родился 5 июня 1819 г. К 10 годам у него проявился талант к математике. Проштудировав все книги по астрономии и математике, которые смог найти, он еще подростком вычислил местное время солнечного затмения для Корнуолла - нетривиальная задача в эпоху до электронных калькуляторов и компьютеров. Рассказывают, что он наблюдал небо, прислоняясь к древнему кельтскому кресту недалеко от дома. Однако плохое зрение не позволило ему стать астрономом-наблюдателем. Случайное обстоятельство (на землях, принадлежащих его семье, была обнаружена марганцевая руда, используемая

в сталелитейном деле) открыло бывшему бедняку дорогу в Кембридж, куда он и поступил в 1839 г.

Адамс получал все университетские призы по математике. При этом он был неприметным, почти бестелесным и отрешенным существом. Студенты вспоминали его как "парня невысокого роста, который быстро ходил и носил потрепанное пальто".

В июле 1841 г., еще учась в колледже, Адамс наткнулся в книжном магазине Кембриджа на работу Эри 1832 г. "Доклад о развитии астрономии", где говорилось о росте отклонения в движении Урана от предвычисленной орбиты. Прочтя его, Адамс записал в свой дневник:

"После того как получу ученую степень, начну исследовать еще не изученные отклонения в движении Урана, чтобы выяснить, не может ли быть их причиной неизвестная планета, находящаяся за ним".
Конек Адамса
В течение следующих пяти лет Адамс, по-видимому, обращался к проблеме движения Урана лишь время от времени. Она не казалась ему срочным делом, поскольку уже многие годы ждала своего решения. Окончив в 1843 г. колледж, он достал наблюдательные данные о движении Урана через Челлиса, чья обсерватория была в миле от Cент-Джонса (St. John's). Занятый преподаванием, Адамс брался за трудоемкие вычисления лишь во время каникул. Он любил такую работу.

В качестве первого приближения он предположил, что неизвестная планета расположена на расстоянии 38 астрономических единиц от Солнца, т.е. вдвое дальше Урана, в соответствии с законом Тициуса-Боде (эмпирическое правило, довольно точно указывающее размеры орбит всех планет до Урана включительно). Манипулируя значениями орбитальных параметров предполагаемой планеты, он пытался уменьшить остаточный член - расхождение между предсказанным и наблюдаемым положением Урана. Метод последовательных приближений, известный как теория возмущений, позже стал основным методом математической физики.

В середине сентября 1845 г. Адамс каким-то образом сообщил результаты своих летних расчетов Челлису. Но как? Многие историки указывают на один из листов, озаглавленный как "Новая планета", найденный в бумагах Адамса, где рукой Челлиса было написано: "Получено в сентябре 1845". Но тут не все ясно. Да и термин "новая планета" в то время почти не использовался. Совершенно не очевидно, что Адамс вообще сообщил свои результаты Челлису. Если учесть, что общались они нерегулярно, неудивительно, что сообщение не побудило Челлиса к обзору ночного неба. Он вообще сомневался, что теория возмущений способна точно предсказать положение планеты. Впоследствии ученый говорил, что, хотя задача и была ясна, не было никакой уверенности в положительном результате. Однако он сообщил Эри, что Адамс завершил некоторые вычисления.

Адамс решил нанести визит Эри. 21 октября 1845 г. он дважды посетил дом Эри в Гринвич-Хилл. Но они так никогда и не встретились. Адамс оставил клочок бумаги для Эри. Он-то и стал решающим документом, позволившим англичанам заявить об открытии (см. иллюстрацию на противоположной стр.). Краткая заметка содержала описание орбитальных элементов неизвестной планеты. Ее орбита существенно отличалась от круговой, а средняя долгота планеты 1 октября 1845 г. составляла 323о?34'. Записка также содержала колонки остаточных членов в пределах примерно одной секунды дуги, которые Адамс указал, чтобы продемонстрировать, что его теория может объяснить аномальное движение Урана. Однако в ней не было детального изложения самой теории и вычислений. Более того, чтобы наблюдатель смог использовать данные для наведения телескопа, нужно было перевести средние орбитальные элементы в фактические положения планеты на небе. Версия письма, которую Эри опубликовал позднее, была подправлена (она оказалась без ключевой фразы, очевидно, чтобы скрыть эти недостатки).

Необъяснимое молчание

Несмотря на то что позже многие критики обвиняли Эри в том, что он оказался не способен понять всю важность документа, в действительности тот сразу же ответил Адамсу:

"Я очень благодарен за письмо с результатами, оставленное Вами несколько дней назад и показывающее, что возмущения [отклонения по долготе] в положении Урана вызваны планетой с предполагаемыми элементами… Я буду рад, если Вы сообщите, может ли предполагаемое возмущение объяснить [также и] радиус-вектор Урана".
Далее Эри пишет, что в 1830-х он, основываясь на множестве наблюдений, определил, что Уран кроме отклонения по долготе находится немного дальше от Солнца, чем должен быть. Если бы Адамс ответил на письмо Эри, то, возможно, тот распорядился бы начать поиски и англичане смогли бы с полным правом претендовать на открытие Нептуна. Но Адамс не ответил. Почему?

Сам Адамс так и не дал объяснений. В старости он говорил, что расценил вопрос Эри как "тривиальный" и недостойный ответа. Но в статье, подводящей итоги его вычислений (уже после открытия Нептуна), он признавал, что ошибка радиус-вектора иногда была значительной. В декабре 1846 г. кембриджский геолог Адам Седжвик (Adam Sedgwick) спросил Адамса, была ли его необщительность вызвана раздражением из-за несостоявшейся встречи с Эри, и Адамс ответил, что нет. Он сослался на свою медлительность и на нелюбовь писать письма.

Из документа, обнаруженного в 2004 г. в бумагах семейства Адамсов в Корнуолле, мы знаем, что Джон Адамс начал писать письмо к Эри, но так и не отослал его. В письме, датированном 13 ноября 1845 г., говорится о намерении описать свои методы. Там же Адамс обещает представить краткий отчет о своих ранних работах, но после двух страниц текст обрывается. В других бумагах тех же дней приводится формула, дающая неправильный радиус-вектор, но детали вычислений не раскрываются. Как видим, Адамс понимал важность вопроса Эри, но по каким-то причинам не смог дать полный ответ.

После открытия Нептуна Адамс написал Эри, что он обдумывал возможность самостоятельного поиска предполагаемой планеты с помощью маленького телескопа в обсерватории колледжа. При этом он признавал, что, не объяс­нив деталей своих вычислений Челлису или Эри, был не в состоянии убедить их начать немедленный поиск планеты.

Затишье перед бурей

Всю первую половину 1846 г. Адамс занимался вычислением орбит фрагментов кометы, которая только что раскололась на две части.

Только в июне 1846 г., когда статья Леверье попала в Англию, Эри предложил Челлису начать поиск. Адамс присоединился к этой работе, вычисляя положение предполагаемой планеты на небе в конце лета и начале осени. Как впервые отметил историк Роулинс (Rawlins), эти вычисления базировались на круговой орбите Леверье, а не на собственной теории Адамса. Челлис начал поиски 29 июля. Его журнал наблюдений доказывает, что он был дотошным астрономом. Не подозревая о существовании звездной карты Берлинской академии, перекрывающей изучаемую область неба (карты, которую Галле и д'Арре используют в конце сентября), Челлис в конце концов сам составил карту неба. Он зарисовывал положение каждого наблюдаемого объекта дважды. Эта работа отнимала уйму времени и не позволяла обследовать большую область, как этого требовал Эри. Весь сентябрь Челлис наблюдал 3000 звезд и дважды - 4 и 12 августа - зарисовал объект, который позже будет опознан как Нептун. Но из-за того, что он не сравнивал положения зарисованных объектов сразу после наблюдений, он упустил свой шанс открыть Нептун.

Тем временем Адамс уточнил свои расчеты и направил их в письме к Эри от 2 сентября. Он давно сомневался, насколько оправданно использование закона Тициуса-Боде и может ли орбита гипотетической планеты быть существенно некруговой. Во время летних каникул он проделал вычисления и обнаружил, что меньшая по размеру круговая орбита лучше соответствует наблюдениям. Затем он продолжал вносить поправки, рассматривая возможность еще меньшей орбиты, которая, как он думал, могла бы дать долготу, отличную от его первоначального прогноза.

Новые предположения Адамса, как мы теперь знаем, переместили бы планету к области резонанса с Ураном, то есть в то место, где гравитационное влияние накапливается, что перечеркнуло бы использованный Адамсом математический метод. Но это уже не имело значения: новые вычисления были проведены слишком поздно, чтобы повлиять на наблюдения искателей планеты.

Одна из особенностей работы Адамса заключалась в том, что он всегда описывал свою планету как абстрактную. Леверье же, наоборот, опубликовал конкретные положения для своей гипотетической планеты и указывал на нее как на реальный физический объект, находящийся у холодных границ Солнечной системы. В августовской статье он смело предположил, что планету можно будет распознать в телескоп по ее диску. Когда данная информация появилась в Англии, Челлис стал больше внимания уделять внешнему виду объектов, которые заносил в каталог. 29 сентября он отметил, что один из них "кажется дискообразным". Однако несколькими днями ранее этот же объект был опознан в Берлинской обсерватории как планета. Гипотеза подтвердилась.

Англичане украли Нептун

Изучив документы, мы пришли к выводу, что современники Адамса в Англии доверяли ему больше, чем он того заслуживал, даже если учесть, что он выполнил некоторые интересные вычисления. В первую очередь он заслуживает славы как первый исследователь, применивший теорию возмущений к движению планет. Вероятно, он был уверен в точности и непогрешимости своих результатов, но теперь мы понимаем, что историки переоценивают степень достоверности его предсказания.

Как бы там ни было, открытие - это не только исследование интересующей проблемы и выполнение некоторых вычислений, но и информирование общественности о том, что сделано открытие. Адамс решил только первую половину задачи. Как ни странно, личные качества Леверье, его напористость и резкость, что было полной противоположностью застенчивости и наивности Адамса, - сработали против него: британское научное сообщество дружно выступило в защиту Адамса, тогда как Леверье был непопулярен среди коллег.

История еще раз демонстрирует, насколько важна удача при совершении открытия. Ведь ни Адамс, ни Леверье не предсказали правильную орбиту Нептуна. Оба они переоценили расстояние планеты от Солнца и смогли определить долготу только из-за удачного положения планет на орбитах. Такие вещи часто случаются в науке (что и произошло при открытии Плутона почти столетие спустя).

Теперь, когда страсти, вызванные международной конкуренцией 1840-х, утихли и оригиналы документов опять стали доступны историкам для исследований, мы можем подтвердить, что в деле открытия Нептуна достоин лавров лишь тот, кто верно предсказал положение планеты и убедил астрономов в необходимости ее поиска. А это сделал только Леверье.

_________________
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
I сказаць:
«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
I нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, — папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі i звадкі, боль i горыч,
Калі ўсе мы разам ляцім
Да зор?»
Максім Багдановіч
_______________________________________
SW 100 ed, WO Zenisthar 66 SD APO, Sky Master 15x70
Вернуться к началу
lavon сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden] Посетить сайт автора
lavon
ЛА

Зарегистрирован: 11.07.2007

Сообщения: 898
Благодарности: 0



Добавлено: Сб Ноя 08, 2008 21:23    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Какой то любитель (кстати из Беларуси) начал, но не закончил перевод очень интесрной книги:
Уильям Шихан "Планета Марс: История наблюдений и открытий"

Тем не менее много интересной информации из истории изучения Марса. http://setaria.narod.ru/mars/mars0.htm

_________________
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
I сказаць:
«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
I нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, — папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі i звадкі, боль i горыч,
Калі ўсе мы разам ляцім
Да зор?»
Максім Багдановіч
_______________________________________
SW 100 ed, WO Zenisthar 66 SD APO, Sky Master 15x70
Вернуться к началу
lavon сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden] Посетить сайт автора
lavon
ЛА

Зарегистрирован: 11.07.2007

Сообщения: 898
Благодарности: 0



Добавлено: Сб Ноя 15, 2008 23:15    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Папская академия наук была учреждена в Риме в 1603 году. Любопытно, что первым главой "Академии Рысей", как она тогда называлась, был Галилео Галилей. В настоящее время в ней 80 академиков. Папа Римский лично назначает их по рекомендации действующих членов Академии. Ученые становятся академиками пожизненно, независимо от своих религиозных или политических убеждений.

_________________
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
I сказаць:
«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
I нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, — папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі i звадкі, боль i горыч,
Калі ўсе мы разам ляцім
Да зор?»
Максім Багдановіч
_______________________________________
SW 100 ed, WO Zenisthar 66 SD APO, Sky Master 15x70
Вернуться к началу
lavon сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden] Посетить сайт автора
lavon
ЛА

Зарегистрирован: 11.07.2007

Сообщения: 898
Благодарности: 0



Добавлено: Сб Ноя 22, 2008 21:26    Заголовок сообщения: Обнаружена могила Николая Коперника Ответить с цитатой

Данные генетических исследований двух волосков и одного зуба показали, что двести лет поисков наконец-то увенчались успехом. Могила всемирно известного польского астронома и автора средневековой гелиоцентрической системы мира найдена.

Николай Коперник (Mikołaj Kopernik) родился в городе Торуне на севере Польши. Своих современников он шокировал научным трудом под названием "Об обращении небесных сфер" (De Revolutionibus Orbium Coelestium), опубликованным незадолго до его смерти в 1543 году. Более ранняя Птолемеева система мира ставила Землю в центр Вселенной, Коперник же утверждал, что наша планета обращается вокруг Солнца.

Долгие годы французские, немецкие и польские исследователи искали могилу средневекового учёного, рассказывает археолог Ежи Гонссовский (Jerzy Gąssowski).

"Когда епископ кафедрального собора во Фромборке попросил меня разыскать последнее пристанище Коперника, я отнёсся к этому весьма скептически. Просьба казалась невыполнимой, ведь в соборе находятся останки сотен людей", — добавляет он.



Восстановленное по найденному черепу лицо астронома (слева). Учёные были поражены сходством с портретами молодого Коперника: был заметен даже шрам над правой бровью (иллюстрация AP Photo/Kronenberg Foundation).


Речь идёт о храме, расположенном на севере Польши, где Коперник когда-то был каноником. По этой причине он мог быть похоронен под полом собора.

В 2005 году археологи обнаружили останки 70-летнего старика близ алтаря кафедрального собора. И вот тесты наконец подтвердили, что перед учёными могила именно Коперника.

Для того чтобы достоверно установить личность усопшего, из черепа был взят на анализ один зуб. Генетики сравнили его ДНК с данными, полученными при исследовании двух волосков, найденных в книге Calendarium Romanum Magnum, которая была опубликована в 1518 году и когда-то принадлежала самому Копернику.

"У двух волосков из книги тот же геном, что у зуба и кости из скелета, найденного во Фромборке", — рассказывает исследовательница Мари Аллен (Marie Allen) из университета Упсалы (Uppsala Universitet).

Мембрана http://www.membrana.ru/lenta/?8888

_________________
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
I сказаць:
«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
I нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, — папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі i звадкі, боль i горыч,
Калі ўсе мы разам ляцім
Да зор?»
Максім Багдановіч
_______________________________________
SW 100 ed, WO Zenisthar 66 SD APO, Sky Master 15x70
Вернуться к началу
lavon сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden] Посетить сайт автора
lavon
ЛА

Зарегистрирован: 11.07.2007

Сообщения: 898
Благодарности: 0



Добавлено: Пн Ноя 24, 2008 21:26    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

О Галилие я читал много интересного и далеко выходящего за рамки мифа о "кровавой гэбне" ... сорри инквизиции Smile

Это глава из книги Витторио Мессори "Черные страницы истории Церкви" . Похоже, что книга на бумаге не выходила, т.к. перевод на русский достаточно странный, очевидно переводил человек для которого этот язык очень чужой. Я немножко местами поправил. Текст достаточно интересен и не стандартен. Не в привычном стиле Дэна Брауна Sad


ГАЛИЛЕЙ И ЦЕРКОВЬ


По результатам анкетирования, проведенного Европейским Парламентом среди студентов, почти 30 % убеждены в том, что Галилей был живым брошен в костер церковью. Почти все (97 %)убеждены в том, что он подвергался различным пыткам. Некоторые, а их не так много, если и могут что нибудь сказать по этому поводу, то вспоминают как "историческую правду" слова: "Eppur si muove" (А все - таки она вертится)брошенные со злостью в лицо инквизитору, уверенного в том, что возможно приостановить движение Земли при помощи церковных клятв.

Студенты были бы крайне удивлены, если бы кто нибудь сказал им, что нам выпал удачный случай, позволяющий выяснить хотя бы последнюю деталь "исторической правды", вымышленной в Лондоне в 1757 году Джузеппе Баретти, таким блистательным и необыкновенным журналистом. 22 июня 1633 года, в Риме, доминиканский трибунал св. Марии на Минерве, после прослушивания мнений по делу "истинного Галилея" (не того, из легенды), поблагодарил десять кардиналов, трое из которых проголосовали за оправдание, за столь мягкий приговор.

Было очевидным, что на самом деле сделано все для того, чтобы подкупить судей трибунала, в котором заседали ученые, занимающиеся проблемами в той же самой области науки, что и Галилей - убеждая, что в действительности книга сомнительного содержания (опубликованная после фальсифицированного разрешения церковной цензуры) заключает в себе вещи, противоположные истинной вере. На протяжении более четырех дней дискуссии, Галилей едва представил только один аргумент для подтверждения своей теории, которая гласит, что Земля вращается вокруг Солнца. Это был неверный аргумент. Галилей говорил, что причиной морских отливов и приливов является "сотрясение" вод, происходящее в результате движения Земли. Это был рискованный тезис, с которым не были согласны судьи коллеги, которых Галилей считал дураками. Они, однако, сумели представить свои исследования, которые оказались верными. Известно, что приливы и отливы моря происходят по закону лунного притяжения. Так считали инквизиторы, которых Галилей назвал дураками.

Кроме упомянутого неверного объяснения приливов и отливов, Галилей не смог найти истинного доказательства центрального положения Солнца и движения Земли. Итак, не стоит удивляться тому, что священный трибунал вовсе не противоречил научной очевидности с точки зрения богословского "мракобесия". Как известно, первое истинное доказательство движения Земли появилось в 1748 году, спустя более века со времен Галилея. Однако, чтобы увидеть "обороты Земли" необходимо было дождаться 1851 года для создания маятника Фуко, которым был увлечен Умберто Эко. В 1633 году, во время процесса над Галилеем, птолемеевская система (о вращении Солнца и планет вокруг Земли), и коперниканская (о вращении Земли вокруг Солнца) преподносились как равные гипотезы и нужно было высказаться за одну из них, не имея очевидных доказательств. Многие иерархи католической церкви высказались за "новатора" Коперника, осужденного Лютером.

Галилей ошибался не только в отношении приливов и отливов, он также вошел в большое заблуждение, когда в 1618 году в небе появилась комета. Действуя на основе предположений и находясь под влиянием учения Коперника, он заявил, что это оптическая иллюзия и упорно это доказывал астрономам иезуитам из римской обсерватории, которые в противоречие ему утверждали, что видимые кометы в действительности являются небесными телами.

Это не имеет ничего общего с "титаническими" высказываниями как: "А все таки она вертится!", вполне вероятно с ложными представлениями вначале просветителей, затем марксистов - например Бертольта Брехта. Это они сознательно создали "дело Галилея", нужного для пропаганды.

Подвергался ли Галилей пыткам? Был ли он заключен в тюрьму инквизицией? Был ли брошен в костер? Эти вопросы вызвали шоковое
состояние у опрошенных студентов из европейских стран. Галилео ни одного дня не находился в тюрьме и не страдал физически. Более того, был вызван в Рим для процесса, где проживал за счет Святого Престола в пятикомнатной квартире с видом на ватиканские сады и имел слугу. После вынесения приговора, его поселили на роскошной вилле в Пинчо, откуда "приговоренный" был приглашен во дворец архиепископа в Сиене, одного из достопочтенных церковных сановников, который поддерживал дружеские отношения с ним и помогал ему и которому Галилей посвятил свои сочинения. Наконец он поселился на вилле Арцетри с выразительным названием "Il gioiello" .

Он не потерял уважения ни со стороны епископов, ни со стороны ученых - часто монахов. Ему не запрещалось в дальнейшем вести научные исследования, чем он и воспользовался, а затем опубликовал книгу "Discorsi e dimostrazioni sopra due nuove scienze" (Диалоги и математические доказательства двух новых наук), которая явилась его исключительной научной работой. Ему не запрещено было принимать гостей, благодаря чему его посещали лучшие друзья со всей Европы и вели дискуссии. Немедленно был отменен приказ о невыезде. Он обязан был делать только одно: раз в неделю произносить семь покаянных псалмов. И даже это "наказание" по истечении трех лет было отменено, хотя он считал себя глубоко верующим человеком и в течение всей своей продолжительной жизни, добровольно читал их. Вместо того, чтобы защищать искусство, сопротивлявшееся "клерикальному мракобесию", как до сих пор внушала легенда, в конце своей жизни Галилей высказал эти значительные слова: "In tutte le opere mie, поп sara chi trovar possa pur minima ombra di cosa che declini dalla pieta e dalla riverenza di Santa Chiesa " (Ни в одной из моих работ нет ни малейшей тени оскорбления чести и достоинства Святой Церкви).

Он умер в возрасте 78 лет, в своей постели, полностью прощенный и благословенный папой. Это случилось 8 января 1642 года, спустя девять лет после "осуждения". Одна из его дочерей, монахиня, запомнила его последнее слово. Он произнес: "Иисус!".

Значительно больше проблем он имел с гражданскими властями, нежели с церковными; со своими друзьями из университета, которые то ли из ненависти, то ли из за твердого консерватизма, сделали все необходимое, чтобы избавиться от него и заставить замолчать. В то время, когда со стороны университета начались преследования, церковь взяла его под свою защиту.

Галилей, так же как и другой католик, Христофор Колумб, открыто жил с женщиной, с которой не намеревался венчаться, имел сына и двух дочерей. Когда он оставил Падую, чтобы вернуться в Тасканию, где имел больше возможностей сделать карьеру, то оставил, свою подругу, венецианку Марину Гамбу, отобрав у нее детей (некоторые считают, что это жестокий поступок). "Он временно поселил своих дочерей у шурина; но вынужден был искать другое место, а это было не так просто, если учитывать, что его дочери были внебрачными, и о законном браке нельзя было и думать. Тогда Галилей решил отправить их в монастырь, однако церковный закон запрещал маленьким девочкам совершать постриг, поэтому Галилей обратился к церковным сановникам, чтобы им позволили остаться в монастыре. Таким образом, в 1613 году обе девочки - одной из них было тринадцать лет, другой двенадцать - находились в монастыре св. Матфея в Арцетри, а спустя некоторое время, надели монашеское облачение. Виргиния, которая приняла имя сестры Марии Целесте, по христиански несла свой крест, отличалась глубокой набожностью и большим милосердием по отношению к остальным сестрам. В миру - Ливия, сестра Анжела, не была согласна с совершенным насилием, страдала неврастенией, была болезненной". (София Ванна Ровиги). В связи с этим легко можно было бы указать на очень уязвимые места его личной жизни.

Говорим "можно было" так как, церковь, которая представила его перед святым трибуналом, церковь, обвиняемая в нечеловеческом морализме, позаботилась о том, чтобы не допустить недальновидных действий смешения личной жизни, его личных решений с его идеями, то есть с тем, о чем шла речь в дискуссии. "Никто из церковных сановников не упрекнул его в его личной жизни. Неизвестно, как бы сложилась его судьба в кальвинской Женеве, там, где таким как он, живущим в нелегальном супружестве, отрубали голову". (Рино Каммиллери).

Это примечание, которое бросает луч света на малоизвестную ситуацию. Жорж Бене, один из исследователей, хорошо знающих эту историю, писал: "Процесс над Галилео более двух веков интересует многих не как конкретное событие, а как способ полемизирования с католической церковью и её мракобесием, становившимся преградой к научным открытиям".

Временное запрещение (расскажем об этом подробнее) публичного изложения гелиоцентрической теории Коперника является исключительным событием: ни раньше, ни позже, церковь никогда (подчеркиваем: никогда) не препятствовала научным исследованиям, которые часто проводились в монастырях. Сам Галилей был вызван в суд, прежде всего, потому что не соблюдал договора: церковное разрешение "обвиняемой" книги "Dialoghi sopra i massimi sistemi…" было дано при условии, что коперниканская теория будет представлена как гипотеза (наукой того времени она не была доказана), Галилей же представил ее как доказанную теорию.

В то время, когда Галилея вызвали в Рим для оправдания, помимо учения о движении Земли вокруг Солнца, он занимался многими другими исследованиями. Ученому было около семидесяти лет, его всюду принимали с почестями, и во всей религиозной среде он мог ожидать поддержку. Исключением является "платоническое" нравоучение 1616 года, которое, однако, не было прямо направлено на него. После вынесения приговора он сразу смог вернуться к своим исследованиям и, окруженный молодыми учениками, создал школу. Именно тогда им была написана лучшая работа в его жизни: "Discorsi sopra due nuove scienze ", которая явилась вершиной его научной мысли.

С другой стороны, созданная в то время Ватиканская обсерватория, существующая по сегодняшний день и длительное время управляемая иезуитами, считается одной из наиболее престижных и точных в мире. Даже в 1870 году, когда итальянцы вошли в Рим для изгнания монахов, иезуитам были сделаны исключения.

Даже антиклерикальные и масонские итальянские власти попросили
парламент о том, чтобы тот принял специальное решение, позволяющее отцу Анжело Секки (тот самый, кто первым увидел каналы на Марсе _Л.Л.) возможность управлять папской обсерваторией. Отец Секки является одним из величайших ученых того столетия, одним из основателей астрофизики, человеком с международным именем, со всего мира приходили просьбы, чтобы ответственные за "Новую Италию" не препятствовали работе человека известного всему миру.

Очевидно, что на лютеранских и кальвинских странах Галилей, гость достопочтенных церковных сановников, скончался бы не на вилле, а на эшафоте.

Лютер неоднократно повторял: "Тот, кто утверждает, что Земле более шести тысяч лет, перестает быть христианином". Эта "буквальность" и "фундаментализм", с каким подходим к Библии, так же как и к Корану (дело не в непослушании, а в интерпретации), характерны для всей истории протестантизма и по сегодняшний день в США и других странах, укрепляются и защищаются активностью церквей и широко распространенными сектами, имеющими реформаторское происхождение.

Кстати, Коперник являлся каноником,который создал свою обсерваторию в башне кафедрального собора во Фромборке. Его основное исследование "О obrotach cial niebieskich" было опубликовано в 1534 году и посвящено папе Павлу III, большому
стороннику астрономии. "Imprimatur " (В печать), - произнес кардинал доминиканец, от которого Галилей услышит приговор.

И например, протестант Кеплер, сторонник системы Коперника, был исключен из протестантской богословской коллегии в Тюбингеме.
Он был вынужден уехать из Германии и поселиться в Праге. Знаменательным является игнорирование того факта (так же, как и других, касающихся того дела), что сторонник коперниканской теории, реформатор Кеплер был приглашен преподавателем в престижный Болонский университет, который находился на папской территории.

Что же касается университетов и "мракобесия", что очень важно, в начале XVII века, когда Галилео было около сорока лет, и для него это был период напряженной научной работы, в Европе существовало 108 университетов (что характерно для католического средневековья), несколько было в Америке, на территориях испанских и португальских колоний, но ни одного на нехристианских территориях. Существуют еще и другие причины, о которых необходимо напомнить: если работы в области математики и геометрии, (особенно Евклидовой), которые создали основную базу для развития современной науки, дошли до нас, только благодаря бенедиктинским переписчикам, а позднее, с изобретением печатного станка, благодаря книгам, изданным монахами.

В начале XVII века, великий инквизитор Испании основал в Университете, в Саламанке, факультет естествознания, на котором изучались теории Коперника.



Начиная с древней классической до описываемой эпохи, философия охватывала все человеческие знания, в том числе и естественные науки. Сегодня легко различить отдельные области науки, однако в то время процесс этот только начинался и шел не без заблуждений и нанесения вреда. С другой стороны, уже сам Галилей подозревал, что неоднократно ошибался (относительно комет), особенно в области эксперимента.

К тому же сам Галилей, кроме правильной интуиции, в некоторых случаях неотчетливо видел отношение между наукой и верой. Не от него, а от кардинала Баронью исходило определение, подтверждающее открытость церковной среды: "Намерением Святого Духа, вдохновившим Библию, является обучение нас тому, как попасть на Небо, а не учение о том, как движется Небо".

Среди вопросов, которые обычно умалчиваются, имеется так же его ошибочное мнение об одном "библейском соглашении", а именно: об известном стихе, говорящем о том, как Иисус Навин остановил Солнце. Галилий не объяснял это как метафору, а понимал в буквальном смысле, он заявил, что Коперник эту "остановку" мог бы объяснить лучше, чем Птолемей. Галилей, рассматривая вопрос в той же плоскости, как и его судьи, подтверждал, что деление науки на философские, теологические и естественные области еще не произошло.

Бурная реакция вспыхнула только при решении: довести гипотезы до уровня догмы, тогда, когда появилось подозрение, что экспериментальная методика начинает превращаться в религию, в "scjentyzm" , в который действительно преобразилось позже. В сущности, Церковь не просила о многом, только об одном деле: времени, времени для дозревания и обдумывания при посредничестве своих ученых богословов, таких как св. кардинал Беллармино, которые добивались от Галилея того, чтобы он представлял коперниканскую доктрину лишь как гипотезу. Или когда в 1616 году занес в список запрещенных книг Коперника "donee corrigatur ", что означает "задержано до исправления" до тех пор, пока Галилей не предаст гипотетической формы отрывкам, которые говорили бы утвердительно о движении Земли. Именно это советовал Беллармино: "Подготовьте материал, необходимый для вашего научного опыта и не волнуйтесь о том, каким образом это будет соответсвовать Аристотелю. Будьте людьми науки и не желайте быть
теологами" (Августин Джемелли).

Галилей был приговорен не за то, что высказывал, а за то, как высказывал. Он говорил с фидеистической нетерпимостью, характерной миссионерам слова, желающим быть выше оппонентов, которых считал "нетерпимыми". Уважение как к ученому и к человеку не запрещает говорить о двух аспектах его личности, которые кардинал Пауль Поуперд, расценил "наглостью и праздностью, иногда пользующийся ими". Оппонентами теории Галилея были астрономы - иезуиты из римской коллегии, у которых он многому научился, а их исследования подтверждали ценность его среди людей современной науки, включая также его научные "исследования".

При нехватке объективных доказательств, Галилей пользовался новым
догматизмом, новой религией науки, осыпал своих коллег оскорблениями, которые имеются в личных письмах: "Кто сейчас не принимает коперниканской системы, является (буквальное выражение) "дураком с головой, набитой птицами" , тем, кого "трудно назвать человеком", "пятном, нанесенным на честь человеческого рода", "инфантильным в поведении" и еще многими другими выражениями и оскорблениями пользовался Галилей.

Не следует забывать о том, что такое опережение доказательств является типичным искушением для интеллектуала того времени. Бесполезным занятием является вытягивание на дневной свет (с одновременным презрением людей, более смиренных) гипотез, которые, именно потому, что не были доказаны, должны быть широко обсуждены, но исключительно в кругу ученых. Отсюда следует игнорирование латинского языка: "Галилей пользовался разговорным стилем с целью обойти богословов и обратиться к простым людям. Деликатные вопросы, как и вопросы сомнительного характера, он делал доступными и распространял в широких кругах, что являлось несообразностью или, по крайней мере, легкомыслием (Рино Каммилери).

Последний наследник инквизитора, я имею в виду префекта Святого Престола кардинала Рацингера, рассказал об одной немецкой журналисткеизвестного мирского журнала, финансирующего "прогрессивную" культуру, просившей о встрече, по вопросу нового подхода к делу Галилея. Очевидно, что кардинал ожидал, как всегда: оплакивания мракобесия и католического догматизма. Тем временем все было совсем иначе: журналистку интересовало, почему Церковь не остановила Галилея, почему не препятствовала его работе, которая уже в основе являлась научным терроризмом, авторитаризмом новых инквизиторов: технологов, экспертов?… Рацингер заявил, что не очень удивился этому: просто эта журналистка знала о культе науки в "модернизме", который в конечном итоге изменился в "постмодернистском" сознании: ученый не может отождествляться со священником новой, тоталитарной веры.

На тему утилитарной пропаганды, которая из Галилея - человека ограниченного - сделала титана свободного мышления,"пророка без страха и упрека", философ католичка София Ванни Ровиги, одна из немногочисленных женщин, занимающихся в этой области знания, написала интересные вещи. Послушаем: "Исторически несправедливо видеть в Галилее мученика за правду, мученик - это такой человек, который посвящает ей все, не допускает никакой корысти и не пользуется ни одним недостойным средством в целях торжества истины. Он не относится к своим оппонентам, как к людям, которых не интересует правда, а только власть, и то ради того, чтобы одержать победу над Галилеем. В действительности мы имеем дело с двумя сторонами: Галилеем и его оппонентами, обе - в доброй вере - убеждены в своих мнениях. Однако обе стороны используют неподходящие средства для того, чтобы тезис, который считают истинным, имел блестящий успех. Не следует забывать о том, что в 1616 году церковная власть сделала Галилею замечание в мягкой форме, не зачитав его фамилии в решении приговора, а в 1633 году, хотя казалось, что действовала сурово, поставила его в привилегированное положение. Известно, что по закону того времени, Галилей должен был быть заключен в тюрьму еще до судебного процесса, а также на протяжении его и после окончания приговора. Тем временем, он не только не пробыл в тюрьме ни одного часа, и не только не относились к нему плохо, а, наоборот, получил жилье и относились к нему очень вежливо".

Вани Ровиги продолжает с особенной женской впечатлительностью говорить о несчастных дочерях человека науки: "Кроме того, является
несправедливостью применение различных мер к разным людям: говорить об осуждении Галилея, как о преступлении против духа и не вспомнить о двух юных дочерях, помещенных в монастырь. Галилей сделал все, чтобы обойти церковный закон, он ссылался на свободу и чувство собственного достоинства девочек, имеющих намерение вести монашеский образ жизни, и стремился изменить возрастной ценз для монашеских обетов. Ясно, что деятельность Галилея мы вынуждены рассматривать с точки зрения той исторической эпохи. Необходимо принять во внимание, что Галилей хотел, чтобы ему простили это насилие, которое оказалось очень благотворным для Виргинии - сестры Марии Целесте; это очень полезное замечание, однако мы просим, чтобы в той же самой мере осудили оппонентов Галилея, а также принять во внимание исторические и психологические условия".

Публицист добавила: "Необходимо принять во внимание и то, что когда сурово осуждается власть, которая приговорила Галилея, то делается это с моральной точки зрения (так как с интеллектуальной точки зрения, очевидно, что судьи совершили ошибку; однако ошибка не является преступлением и об этом нам необходимо помнить, не является вопросом веры). Решения суда 1616 года, как и 1633 года являлись декретами одной из римских конгрегации, утвержденных папой в обычной форме, так как не принадлежат к категории безошибочных определений церкви. Здесь речь идет о декретах церковников, а не о догматах церкви.

Страдания великого Галилея имеют такое же значение, как и духовные страдания бедной Ангелины, вынужденной из за отца принять монашество в возрасте двенадцати лет; если продолжать говорить "Галилей есть Галилей, а сестра Ангелина никто более, чем ни кому неизвестная девчонка", в конечном итоге, определяя даже мысленно, что вина за страдания, нанесенные ему значительно тяжелее, чем вина за страдания нанесенные ей, мы действуем под влиянием власти и заслуги. С этой точки зрения разговор о духе не имеет уже смысла: ни с целью порицать подлости, совершенные против него, ни с целью восхвалять его успехи".

_________________
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
I сказаць:
«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
I нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, — папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі i звадкі, боль i горыч,
Калі ўсе мы разам ляцім
Да зор?»
Максім Багдановіч
_______________________________________
SW 100 ed, WO Zenisthar 66 SD APO, Sky Master 15x70
Вернуться к началу
lavon сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden] Посетить сайт автора
lavon
ЛА

Зарегистрирован: 11.07.2007

Сообщения: 898
Благодарности: 0



Добавлено: Ср Дек 10, 2008 21:44    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Дело Галилея. Наука и вера.

http://www.pravmir.ru/printer_1659.html

Почему то вот такіе ссылкі попадаются.

_________________
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
I сказаць:
«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
I нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, — папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі i звадкі, боль i горыч,
Калі ўсе мы разам ляцім
Да зор?»
Максім Багдановіч
_______________________________________
SW 100 ed, WO Zenisthar 66 SD APO, Sky Master 15x70
Вернуться к началу
lavon сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden] Посетить сайт автора
Модератор Morozyako
Модератор

Зарегистрирован: 10.07.2007

Сообщения: 2711
Благодарности: 71



Добавлено: Ср Дек 10, 2008 22:00    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Очень интересно)
Спасибо,Леонид)

_________________
Вернуться к началу
Morozyako сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
lavon
ЛА

Зарегистрирован: 11.07.2007

Сообщения: 898
Благодарности: 0



Добавлено: Пт Дек 26, 2008 20:29    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В. А. Гуриков "ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ТЕЛЕСКОПА"
Историко-астрономические исследования, XV /
Отв. ред. Л.Е.Майстров - М., Наука, 1980

http://naturalhistory.narod.ru/Hronolog/Instrum/Teleskop_1.htm

_________________
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
I сказаць:
«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
I нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, — папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі i звадкі, боль i горыч,
Калі ўсе мы разам ляцім
Да зор?»
Максім Багдановіч
_______________________________________
SW 100 ed, WO Zenisthar 66 SD APO, Sky Master 15x70
Вернуться к началу
lavon сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden] Посетить сайт автора
lavon
ЛА

Зарегистрирован: 11.07.2007

Сообщения: 898
Благодарности: 0



Добавлено: Пт Фев 06, 2009 20:38    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Индейцы Навахо и астрономия
http://uzveli.info/archives/65

_________________
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
I сказаць:
«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
I нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, — папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі i звадкі, боль i горыч,
Калі ўсе мы разам ляцім
Да зор?»
Максім Багдановіч
_______________________________________
SW 100 ed, WO Zenisthar 66 SD APO, Sky Master 15x70
Вернуться к началу
lavon сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden] Посетить сайт автора
lavon
ЛА

Зарегистрирован: 11.07.2007

Сообщения: 898
Благодарности: 0



Добавлено: Вс Фев 08, 2009 23:24    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Джардана Бруна

Яго асноўныя "навуковыя" ідэі

Першая: ідэя геліяцэнтрызму. Бруна сапраўды быў перакананы ў тым,што Сонца находзіцца ў цэнтры Сусвету. Але аргументы Бруна былі "не навуковыя": ён лічыў, што Сонца - гэтае месца пасялення сусветнай душы і, наогул, гэта вока Бога. Гэта была чыста акультная ідэя, і не больш таго.

Другая ідэя - мноства заселеных міроў, Сусвет бясконцы, і могуць быць іншыя планеты, на якіх жывуць разумныя істоты. Ідэя да нашага часу не даказаная.

Што да бязмежнасці Сусвету, Бруна гэта абгрунтоўваў так: "Паколькі Бог - гэта бясконцая энергія, Бог - гэта бясконцасць, то Ён можа рэалізаваць сябе толькі годным чынам, толькі стварыўшы бясконцы свет. Няварта думаць, што бясконцы Бог стварыў абмежаваную Сусвет".

Канфлікт Бруна і Каталіцкай царквы - гэта канфлікт двух рэлігій: рэлігіі акультна-герметычнай і рэлігіі каталіцкай. Але гэта не быў канфлікт рэлігіі і навукі. І тым больш Бруна не быў "філосафам-матэрыялістам"! Гл. кнігу: Фрэнсис Йейтс “ДЖОРДАНО БРУНО И ГЕРМЕТИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ”
http://pawet.net/library/history/c_history/a_bruno/Фрэнсис_А._Йeйтc._Джордано_Бруно_и_гeрмeтичeская_традиция.html

Падобна на тое, што на судзе над Бруна пытанне аб геліяцэнтрызме не стаяў. Гэта міф, створаны ... журналістыкай ХVIII - ХIX стагоддзяў.

Пратаколы допытаў Бруна апублікаваныя. Ёсць рускі пераклад. У зборніку "Пытанні гісторыі, рэлігіі і атэізму", Масква, 1950 г. http://www.krotov.info/acts/16/3/bruno_0.htm

Езуіт Каспар Шоппе, які прысутнічаў на судзе над Бруна так перадае абвінавачванні супраць Бруна:
"У сваіх кнігах ён вучыў,
-што міры незлічоныя;
-што душа перасяляецца з аднаго целы ў іншае і нават у іншы свет;
-што адна душа можа нахадзіцца ў двух целах;
-што магія - гэта рэч добрая і дазволеная;
-што Святы Дух - гэта нішто іншае, як душа свету;
-ён гаварыў, што Майсей здзяйсняў свае цуды пасродкам магіі;
-ён гаварыў, што Майсей выдумаў свае законы, а Святое Пісанне ёсць толькі прывід;
-ён гаварыў, што д'ябал будзе выратаваны.
-ад Адама і Евы ён выводзіць радавод толькі габрэяў(sic!) - астатнія людзі адбываюцца ад тых дваіх, якіх Бог стварыў днём раней.
-Хрыстос, па ім меркаванню, гэта не Бог. Ён быў знакамітым чараўніком, і за гэта па заслугах быў павешаны, а не распяты. Прарокі і апосталы былі непрыдатнымі людзьмі- чараўнікамі і шматлікія з іх былі павешаныя".

Усё.

"Вялікі навуковец"! :)


Бруна гэта Блавацкая свайго часу і дачыненне да навукі мае тое жа. Адзіная "навука", у якой Бруна не быў прафанам - гэта магія. Аб сабе Бруна ў звароце да віцэ-канцлера Оксфардскага ўніверсітэта гаварыў: «доктар самой дасканалай тэалогіі, прафесар самой чыстай і бясшкоднай магіі...» (Гл. Йейтс Ф. А. Джордано Бруно и герметическая традиция. М., 2000, с. 187.)

І ў дапаўненне, Бруна спальваюць у 1600 году. А ідэя геліяцэнтрызму была асуджаная каталікамі 1616-м.
Ідэі Каперніка яшчэ не былі асуджаныя!

_________________
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
I сказаць:
«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
I нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, — папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі i звадкі, боль i горыч,
Калі ўсе мы разам ляцім
Да зор?»
Максім Багдановіч
_______________________________________
SW 100 ed, WO Zenisthar 66 SD APO, Sky Master 15x70


Последний раз редактировалось: lavon (Сб Апр 30, 2011 18:16), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
lavon сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden] Посетить сайт автора
Модератор Morozyako
Модератор

Зарегистрирован: 10.07.2007

Сообщения: 2711
Благодарности: 71



Добавлено: Вс Фев 08, 2009 23:45    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Леонид, как всегда всё очень познавательно)
А в ситуации с Бруно, так в моем понимании причин его сожжения, все перевернулось)

_________________
Вернуться к началу
Morozyako сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
lavon
ЛА

Зарегистрирован: 11.07.2007

Сообщения: 898
Благодарности: 0



Добавлено: Пн Фев 09, 2009 19:09    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Он не был ученым.
Собственно пост о этом.

А реальная політіческая, культураня і прочая сітуция в то время очень сильно отличалась от нашей :)

Могу только сказать что 17 век - самый кровавый истории Европы, но это уже другая тема.

А перевороты в сознании - не моя тема Cool

_________________
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
I сказаць:
«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
I нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, — папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі i звадкі, боль i горыч,
Калі ўсе мы разам ляцім
Да зор?»
Максім Багдановіч
_______________________________________
SW 100 ed, WO Zenisthar 66 SD APO, Sky Master 15x70


Последний раз редактировалось: lavon (Пн Июн 01, 2009 19:54), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
lavon сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden] Посетить сайт автора
lavon
ЛА

Зарегистрирован: 11.07.2007

Сообщения: 898
Благодарности: 0



Добавлено: Пн Июн 01, 2009 19:47    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Джованни Скиапарелли

ПЛАНЕТА МАРС

Известия Русского Астрономического Общества
Выпуск VIII 1-3

С.-Петербург
1899

____


I.

Время от времени появляется на небе светило, сверкающее красноватым блеском; его движения между остальными светилами обличает в нем планету. Это- планета Марс, которая в течение некоторого времени приблизилась к Земле в своем движении вокруг Солнца.
Марс занимает предпоследнее место в ряде больших планет Солнечной системы, потому что только один Меркурий немного меньше. Впрочем, Марс может необыкновенно близко подходить к Земле в определенных, каждые 16 лет повторяющихся случаях и превосходить тогда своим блеском все планеты, исключая одной Венеры. Он сияет тогда своим красным светом, которому он обязан своим названием "огненного", что дали ему древние греки. В те давноминувшие времена, когда верили, что возможно предсказывать будущие события по виду звездного неба, такое "великое" появление Марса составляло предмет ужаса для народов и давало много пищи астрологам, ибо на их долю выпадала не всегда легкая задача определить влияние планеты на военные дела и политическое состояние данного момента.
И в настоящее время подобное появление Марса возбуждает всеобщий интерес; но причина последнего совсем иная. Ныне тот или другой обитатель Земли питает надежду, что при таком случае посредством тщательных наблюдений, выполненных с помощью могущественных телескопов нашего времени, может быть разрешен вопрос великого космологического значения, а именно вопрос о том, можно ли так же рассматривать другие небесные тела, как место пребывания разумных или, или по крайней мере, органических существ.
Мысль населить светила и пространства неба духами или телесными существами, перенести туда животных и растений, мысль эта не нова. Писатели древности, как и нового и даже новейшего времени, которые занимались этою темой, многочисленны и образуют интересный ряд. Этот ряд открывает Цицерон своим "Сном Сципиона"; за ним следует Лукиан Самосатский со своими "Правдивыми рассказами"; далее мы находим в этом ряде Данте, Джордано Бруно, Гюйгенса и Кирхера, к которым примыкают изящные французские авторы новелл Сирано-де-Бержерак, Фонтенелль и Вольтер, перенесшие действие своиз остроумных рассказов и сатир в небесные пространства. Последним из этих писателей выступил Эдгар По с знаменитой фигурой амстердамца Ганса Пфааля.
Большая часть относящихся сюда произведений представляют однако либо создания исключительно поэтического вдохновения или игру гениального остроумия. Их собственное значение следует поэтому искать в области, которая не имеет ничего общего с серьезным изложением поставленного нами вопроса.
В настоящем столетии различные писатели делали однако попытки рассматривать вопрос о многочисленности обитаемых миров, как задачу, достойную философского обсуждения. Оставляя в стороне ничего незначащие откровения спиритов, обновивших и даже превзошедших видения Сведенборга, стоит вспомнить о Рено ( "Ciel et Terre" - "Небо и Земля") и Давиде Брюстере ("More Worlds than one" - " Больше миров чем один"). Они переносят на небесные светила надежды на будущую загробную жизнь и в этом отношении развивают - нельзя сказать, что доказательства, потому что в этом деле их нет, - но мысли и мнения, которые находят и всегда будут находить в душе многих людей живой отклик.
В настоящее время идея многочисленности населенных миров нашла себе горячего борца в лице Камилла Фламмариона. Его произведения, проникнутые пламенной убедительностью и живым стремлением к познанию, приводят на память слова, вложенные Виргилием в уста Гектору:

...Если бы можно было защитить Пергам рукой,
то наверное его бы защитила эта рука.

Если бы существовала возможность доказать наличность одушевленных и разумных существ на небесных телах иным путем, чем прямым наблюдением, то никто, как Фламмарион, не был бы более способен дать такое своеобразное доказательство. Напротив, необходимо с особенной силой подчеркнуть, что по сие время результаты наблюдений не представляют ни одного факта, указывающего на это, и вообще дают весьма мало надежды в этом смысле.
Наш ближайший небесный сосед - Луна, на которой с помощью мощных современных телескопов можно различать без чересчур большого затруднения предметы от 400 до 500 метров в диаметре, не дал до сих пор никакого повода к такого рода наблюдению и вообще не подает такой надежды. Чем больше мы исследуеи лунную поверхность, тем больше мы находим доказательств, что она представляет пустынную наполненную сухими массами поверхность, у которой недостает всех условий органической жизни.
Исследование поверхности планеты Венеры, которая из всех планет может ближе всего подойти к Земле, не представляет никаких фактов в этом отношении, ни даже надежд когда-либо в будущем узнать подобные факты. Атмосфера Венеры постоянно наполнена плотными облаками, и это обстоятельство препятствовало до сих пор и будет, можно предполагать, препятствовать еще в течение многих столетий, если не всегда, различать подробности на поверхности Венеры. Подобные же основания, к которым присоединяется еще новое обстоятельство, затрудняющее исследования, - увеличение расстояния, отнимают всякую надежду получить посредством исследования поверхностей гигантских верхних планет Юпитера, Сатурна, Урана и Нептуна, ответ на вопрос о существовании других населенных миров.
Что касается Меркурия, то, вследствие его постоянного малого удаления от Солнца, производить наблюдения над ним необыкновенно трудно, так что только в течение последних лет стало возможным достаточно часто наблюдать некоторые пятна, чтобы по ним определить продолжительность вращения планеты около ее оси.
Солнце и неподвижные звезды, а равно кометы и туманности должны быть исключены из круга нашего рассмотрения, потому что все эти небесные тела вообще, как кажется, неприспособлены к зарождению и развитию органической жизни, по крайней мере, в том смысле, как мы ее понимаем.
Поэтому все надежды получить ответ на поставленный нами космологичесий вопрос ограничены планетою Марсом. Он есть единственное небесное тело, которое в известной степени может дать нам ответ. А именно, когда тщательное обследование его поверхности обнаружило некоторые изменения на ней, обнаружило также систему загадочных линий, в которых при некоторой доброй воле можно было предположить скорее плоды деятельности одушевленных существ, чем простое воздействие сил мертвой природы, тогда ожили эти надежды и вызвали у некоторых лиц почти лихорадочное возбуждение.
Во время последнего "великого" появления Марса, что случилось в 1892 году, северные американцы по преимуществу выразили эти надежды в крайне живой форме. Обладая самыми сильными телескопами в мире, Америка, казалось, имела наибольшее право на славу и честь открытия не только неизвестного до сих пор мира, но и неизвестного внеземного рода живых существ. Во Франции поднятое Камиллом Фламмарионом возбуждение умов привело к еще более необыкновенным явлениям. Там совершенно серьезно назначили большие денежные премии тому исследователю, который посредством наблюдений представит доказательства, что на каком-нибудь небесном теле существуют признаки присутствия разумных существ. В Америке и во Франции уже задумывают воздвигнуть новые гигантские телескопы необыкновенной оптической силы, которые будут стоить миллионы рублей.
Эти явления суть замечательные знамения времени: они позволяют ожидать хорошего в будущем, и благодаря им же, господствующий пессимизм оправдывается не во всех отношениях.
А именно совершенно несправедливо, что настоящий век менее против прошлых веков руководится возвышенными принципами или стремится к менее идеальным целям. Девятнадцатый век может с гордостью смотреть на свои деяния. В летописях прогресса человечества о нем помянут не без славы. В течение девятнадцатого столетия почти вполне, с невероятным напряжением и героическим самопожертвованием, провели исследование земной поверхности, так что только немногие области остаются неизвестными. Проникая во внутрь самого земного шара, познали ход его развития и принесли потомству вести о бесчисленных рядах поколений, которые населяли весь земной шар, между тем как миллионы лет отходили в вечность.
Обстоятельное изучение и исследование в области археологии, антропологии и сравнительного языкознания выяснили происхождение и развитие человечества и точно также вновь открыли первые зачатки культуры. Многочисленные наблюдатели, терпеливые и неутомимые, предприняли совместное исследование атмосферы и управляющих ею законов, - задача, разрешить которую суждено вероятно грядущему поколению.
Этим еще не исчерпываются заслуги девятнадцатого века. В отношении исследования неба, материи и сил природы работы прошлых времен были продолжены величественным образом, и была создана новая наука Астрофизика. То время, когда казалось нелепостью говорить о химическом составе светил, еще не так далеко. Ныне же Астрофизика уже разрешила этот вопрос; она стремится теперь к еще высшим целям и начинает следить за каждым возбуждением однородных и родственных явлений в далеких мирах.
В настоящее время, как мы выше упомянули, готовы затратить на один только телескоп значительно большие суммы, чем в течение всех протекших столетий отпускали на пользу науки. И это делается с целью получить, если возможно, знак, посланный нам из глубин вселенной. Это только одна из многих благородных, великих по духу и поэтических черт, которые наш век может указать беспристрастному потомству. Наше время представляется пристрастным современникам преимущественно, как эпоха, в которой преобладают прозаическое себялюбие, низкий машинный труд и стремление к материальным наслаждениям.
Наше время лучше, чем оно само о себе думает. Как раз то обстоятельство, что оно с таким трудом удовлетворяется самим собой и своими собственными работами, есть признак прогресса и силы.
Эти соображения могут послужить введением к предстоящему изложению, Они содержат развитие тех оснований, в силу которых в настоящее время в далеких кругах исследование явлений на соседней с Землей планете кажется важным и ценным не только в астрофизическом отношении.

II

Если считать от Солнца, то Земля есть третья планета Солнечной системы, а Марс - четвертая планета. Орбита Марса обнимает орбиту Земли и по длине окружности относится к ней приблизительно как 3 к 2. Орбиты обеих планет слабо эллиптические; однако как у Земли, так и у Марса, разница между наибольшим и наименьшим радиусов вектором ( то есть расстояниями данной планеты от Солнца) сравнительно незначительна. Иными словами, уклонение обеих орбит от окружности круга так ничтожно, что это можно заметить только на рисунках, изображающих обе орбиты в несколько большем масштабе. Наименьшее расстояние Марса от Солнца доходит до 205, наибольшее до 248 миллионов километров; Солнце не находится ни в центре земной орбиты, ни в центре орбиты Марса; впрочем расстояние Солнца от центра марсовой орбиты больше, чем от центра земной орбиты.
Земля в своей орбите вокруг Солнца проходит 30 километров в секунду времени, а Марс только 24. Поэтому он совершает оборот вокруг Солнца в 687 дней, потому что его расстояние от Солнца больше соответствующего расстояния Земли от Солнца, между тем как Земля совершает свой оборот вокруг Солнца только за 365 дней. Эти соотношения сейчас объясняют то явление, что Марс так редко сияет в полном своем блеске. Марс и Земля имеют неравные периоды обращения, а потому они большей частью находятся в далеко отстоящих друг от друга точках небесного пространства и только тогда бывают близки между собой, когда оба усматриваются с Солнца в одном и том же направлении. Если три небесных тела (Солнце, Земля, Марс) находятся на одной прямой линии, то земному наблюдателю покажется, что Солнце и Марс находятся в противоположных точках неба, если Земля помещается между Солнцем и Марсом. Такое положение планеты называется в Астрономии противостоянием относительно Солнца; или иначе планета находится в солнечном противостоянии. Как мы видим, моменты близости Марса к Земле суть вместе с тем моменты его противостояний, которые повторяются через промежутки времени приблизительно в 780 дней. Однако не при всех своих противостояниях подходит Марс одинаково близко к Земле, потому что уклонение орбит обеих планет от круга значительно влияет на их наименьшее расстояние в тот или другой момент. Если Марс во время своего наибольшего приближения к Земле имеет также наибольшее удаление от Солнца, то, разумеется, расстояние Марса от Земли значительно меньше, чем в том случае, когда он в момент своего противостояния находится в наибольшем удалении от Солнца. Первый случай имел место в 1877 и 1892 годах и снова произойдет в 1909 году. Такие противостояния Марса, имеющие место поочередно каждые 15-17 лет, называют "великими" в отличие от других противостояний, которые происходят каждый второй год и при которых Марс не может так близко подойти к Земле.
Во время своего "великого" противостояния Марс превосходит своим блеском все светила неба и представляет в телескоп великолепное зрелище. Тем не менее даже при таких благоприятных обстоятельствах видимый диаметр Марса имеет меньше 1/75 части видимого диаметра Солнца или Луны, так что при таких случаях мы видим Марс с помощью трубы, с увеличением в 75 раз, такой же величины, как видим Солнце или Луну невооруженным глазом. При тех противостояниях, когда Марс в то же время находится в наибольшем удалении от Солнца ( в афелии), его наименьшее расстояние от Земли почти вдвое больше, чем во время "великого" противостояния. Так, во время "великого" противостояния Марс удален от Земли приблизительно на 57 миллионов километров, а во время обыкновенного противостояния (в афелии ) почти на 101 миллион километров, и его видимый диаметр составляет только 1/150 часть видимого диаметра Луны, тогда потребуется 150-ти кратное увеличение, если мы желаем увидеть Марс такой же величины, как Луну невооруженным глазом. При этих условиях величина диска, каким представляется Марс в трубе, составляет всего только четверть его величины при "великом" противостоянии. Точно также количество отраженного им света в 4 раза меньше, чем во время "великого" противостояния. Поэтому не следует обманываться относительно "приближений Марса к Земле"; это суть только относительные приближения. Луна, которая отстоит от нас только на 30 земных диаметров, поставлена в этом отношении в гораздо благоприятнейшие условия. 2 сентября 1877 года и 6 августа 1892 года, когда произошли два последних "великих" противостояний Марса и планета находилась в наименьшем возможном расстоянии от Земли, ее удаление от Земли было почти 57 миллионов километров или в 146 раз больше растояния Луны от Земли.
В то время, как с помощью трубы умеренных размеров можно заметить на Луне горы и долины, кольцеобразные горы и бесчисленные кратеры ( карта Луны, которую начертил Шмидт с помощью труб, имевших отверстия 10-15 сантиметров, имеет диаметр 2 метра и содержит 32 856 кратеров), а также множество других подробностей ее поверхности, необходимы трубы совсем иной оптической силы, чтобы можно было ясно видеть на Марсе фигуры только важнейших пятен его поверхности. Опыт научил нас, что, пользуясь большим телескопом, нетрудно заметить на лунной поверхности круглый предмет, диаметр которого доходит всего до полукилометра, или признать на ней полосу, шириной в 200 километров. Круглый предмет на поверхности Марса должен иметь диаметр 60-70 километров, чтобы мы могли его видеть как точку. Только полоса в 30 километров ширины может быть замечена нами и притом как крайне тонкая линия. Земной наблюдатель мог бы проследить какую-нибудь реку на Луне, вроде По, почти по всей ее длине; наоборот, ни одна из самых великих рек Земли, перенесенная на Марс, не была бы видна нам. Подобным образом мы могли бы вполне хорошо заметить город величиной с Милан или даже только с Павию, если бы он находился на Луне, между тем как нельзя надеяться заметить на Марсе предметы таких размеров, как Париж или Лондон. Едва ли было бы возможно при большом внимании увидеть на Марсе круглые острова такого протяжения, как Майорка, или продолговатые величиной с Крит или Кипр.
Эти обстоятельства вполне объясняют, почему Галилей, трубы которого никогда не увеличивали более 30 раз, не сделал относительно Марса ни одного открытия. А Галилей открыл, как известно, фазы Венеры, спутников Юпитера и кольцо Сатурна!
Первый, кто с некоторой достоверностью заметил пятна на этой планете, был знаменитый Гюйгенс. Он наблюдал пятна в 1656-1659 годах с помощью труб, построенных им самим и значительно превосходивших трубы Галилея. Немного лет спустя (1666 год) Доминик Кассини в Болонье не только ясно заметил различные пятна на поверхности Марса, но по их быстрому перемещению на видимом диске планеты открыл, что Марс, как и Земля, вращается около оси, наклонной к плоскости орбиты. Продолжительность оборота Марса около оси он определил в 24 часа 40 минут. По новейшим определениям время полного оборота Марса около оси равняется 24 часа 37 минут 23 секунды.
Телескопы Кассини были сделаны Иосифом Кампани в Риме, знаменитейшим оптиком того времени. Почти в течение целого столетия телескопы Кампани признавались самыми совершенными, и лишь заслуга Шорта, Долонда и Гершеля отняли у них славу и на некоторое время упрочили за Англией первое место в области оптики. С помощью телескопа, вышедшего также из мастерской Кампани, Бианкини в 1719 году в Вероне сделал первые до некоторой степени точные рисунки пятен Марса. Он заметил при этом на планете подробности, довольно трудно поддающиеся наблюдению, так, например, невидный полуостров, обозначенный на прилагаемой карте именем Гесперия. Около конца прошлого столетия Гершель и Шретер, на основании своих наблюдений над яркими полярными пятнами Марса, определили наклонность оси вращения Марса к плоскости его орбиты, то есть наклонность эклиптики Марса. Величина этого угла наклонности эклиптики Марса весьма мало отличается от наклонности земной эклиптики. Этим самым были определены для обоих полушарий планеты смена времен года и законы изменений климатических условий, которые сходны с земными постольку, поскольку они зависят от нагревания некоторой точки поверхности планеты солнечными лучами (инсоляция).
Все указанные наблюдения однако недостаточны для того, чтобы дать полную картину поверхности Марса. Истинным основателем "Ареографии" (Марс по-латыни и Арес по-гречески) должно считать Гейнриха Медлера. Последний в 1830 году с помощью превосходного телескопа работы прославленного ученого Фраунгофера, величайшего оптика своего времени, наблюдал и описал пятна на Марсе несравненно лучше, чем все его предшественники. Медлер первый предпринял систематические измерения на видимом диске Марса и определил положения целого ряда важнейших точек относительно экватора планеты и некоторого первого меридиана. На прилагаемых картах этот первый меридиан принят за начальный для счета долгот. После того как он определил положение различных подробностей по отношению к упомянутым главным точкам, ему удалось построить первую карту поверхности Марса. Хотя карта эта была еще неполна и по необходимости могла представить только важнейшие пятна, видимые на поверхности Марса, однако она составляет почтенный памятник трудолюбию и тщательности ее автора. Эта карта целых 30 лет была лучшим, но, более того, единственным изображением поверхности Марса. Только около 1860 года благодаря работам Секки, Доса, Локиера и Кайзера изучение поверхности этой планеты сделало дальнейшие успехи. С этого времени и в особенности после "великого" противостояния 1862 года ареография развивалась все быстрее и быстрее, чему немало способствовало употребление могучих телескопов, построенных в последнее время, в особенности в Америке.
Сравнение всех наблюдений, как старых, так и новых, дает прежде всего важный факт, что форма и расположение пятен на Марсе в главных чертах неизменны, точно также, как распределение морей и суши на Земле не подлежит никаким изменениям. Так на рисунках Гюйгенса 1659 года можно узнать залив, обозначенный на прилагаемой карте, как Большой Сирт. Рисунки Маральди 1704 года показывают Циммерийское и Сиренское моря: рисунки Бианкини показывают Тирренское море и, как было сказано выше, полуостров Гесперия. Также определенные Медлером в 1880 году ареографические долготы и широты важнейших точек на поверхности Марса согласуются с определениями Кайзера в 1860 году, и Скиапарелли во время противостояний 1877 и 1879 годов, согласуются настолько хорошо, что должно отбросить, как совершенно неверную, мысль Шретера, что пятна на Марсе суть облакоподобные и преходящие явления в роде пятен на Юпитере и Сатурне. На поверхности Марса существуют постоянные явления, какие существуют на Земле, на Луне, и, насколько известно, на Меркурии. Этот характер постоянства существует на Марсе только относительно общих очертаний фигур, но не распространяется на их отдельные черты. Продолжительные наблюдения выяснили в последнее время, что окраска многих мест поверхности Марса может изменяться в пределах известных цветов и зависит от господствующего в данный момент времени года и от угла, под которым лучи Солнца падают на данную часть поверхности Марса. Таким изменениям цвета подвержены также, конечно, многие части земной поверхности, и эти изменения мог бы заметить наблюдатель на Марсе. Земной наблюдатель замечает на Марсе еще явление, которое не бывает на Земле. А именно, очертание больших пятен на Марсе могут испытывать слабые изменения, которые кажутся малыми сравнительно с протяжением пятен, однако столь значительны, что их можно заметить с Земли. Далее, эти очертания представляются не всегда одинаково резкими. Некоторые нежные черты в известные времена видны лучше, чем в другие времена; они могут изменить внешний вид и форму и все таки нельзя сомневаться в их тождественности. Наконец следует заметить, что Марс имеет достаточно плотную атмосферу и свою собственную метеорологию, как это будет изложено ниже. Все эти упомянутые изменения заставляют догадываться о величественном ряде связанных друг с другом явлений природы Марса; обстоятельство, которое придает исследованию поверхности Марса значительнейший интерес, чем простое топографическое изучение неизменной мертвой поверхности, какую, по-видимому, представляет Луна. Марс не представляет нам пустыни, наполненной сухим камнем; на Марсе кипит жизнь, и эта жизнь обнаруживается на его поверхности целым рядом весьма запутанных и сложных явлений, которые отчасти происходят в столь большом масштабе, что земной наблюдатель в состоянии их заметить. Глазам естествоиспытателя открывается таким образом на Марсе новый мир, который совершенно исключительным образом должен возбуждать интерес наблюдателей и мыслителей. Относящиеся сюда исследования будут занимать еще многих астрономов в течение многих лет и послужат могучим толчком к усовершенствованиям в области оптики.
Явления на поверхности Марса столь разнообразны и столь сложны, что только обширные и обстоятельные исследования могут открыть законы, лежащие в основании этих явлений, а также допустить достоверные и окончательные выводы касательно устройства этого мира, столь сходного в ином отношении с земным, в другом же отношении столь отличного.С другой стороны, не должно думать, что можно приступить к этим привлекательным исследованиям без вспомогательных средств, сообразных с трудностью данных наблюдений. Далекое расстояние планеты от Земли и ее сравнительно малая величина ( диаметр Марса относится к диаметру Земли, как 11 к 21) требуют применения, по крайней мере, 200-300 кратного увеличения и телескопов, которых объективы имеют, по меньшей мере, 20 сантиметров в диаметре, если мы желаем предпринять успешные и богатые результатами работы. Это замечание касается наблюдений и исследований во время "великих" появлений, как это было в 1877 и 1892 годах. Во время же неблагоприятных приближений планеты к Земле ( а как раз во время их Марс показывает обыкновенно на своей поверхности весьма замечательные явления) исследование более тонких подробностей требует далеко сильнейших оптических средств: при этих противостояниях нужно употреблять 500-600 кратное увеличение и телескопы, объективы которых имеют диаметр 40 и более сантиметров. Обе карты поверхности Марса, приложенные к настоящей статье, построены на основании наблюдений, произведенных с инструментами упомянутой величины. Южное полушарие планеты, которое вследствие положения оси планеты во время "великих" появлений видно лучше, было зарисовано автором главным образом в 1877-1879 годах с помощью телескопа с отверстием в 22 сантиметра. Чтобы снять северное полушарие, которое Марс обращает к Земле только во время менее благоприятных противостояний, автор смог воспользоваться в 1888-1890 годах значительно большей трубой, отверстие которой имеет 49 сантиметров, и которая допускает в случае Марса употребление 500-600 кратного увеличения.
Обстоятельства, при которых астроном может сделать успешные наблюдения над устройством поверхности Марса, зависят от условий, перечень которых должен вызвать некоторый интерес. Прежде всего, как было упомянуто выше, для наблюдений должен быть превосходный телескоп, и должно быть благоприятное состояние земной атмосферы. Последнему условию, конечно, можно только редко удовлетворить в полной мере.Автор испытал на деле, что иногда проходят месяцы, и нельзя сделать ни одного удовлетворительного наблюдения - неблагоприятная погода и движение воздуха необыкновенно часто препятствуют наблюдениям. Особенно редко выпадают такие вечера, когда спокойствие воздуха позволяет воспользоваться всей силой трубы. Далее при наблюдении должно обращать внимание на то, чтобы температура у инструмента была такая же, как вне помещения, где установлен инструмент; лучше всего наблюдать на открытом воздухе. Если телескоп находится под вращающимся куполом, то необходимо открыть его вырез, а также двери и окна за несколько часов перед началом наблюдений и позаботиться по возможности о свободном течении воздуха изнутри наружу и обратно. Если температура в помещении наблюдателя выше, чем вне его, то слой теплого воздуха находится перед объективом трубы, а это обстоятельство сильно вредит красоте и чистоте изображения. Кроме того, не надо забывать что желательная отчетливость изображений обыкновенно не бывает при обыкновенном состоянии воздуха, потому что земная атмосфера даже тогда, когда кажется нам вполне ясной и чистой, содержит воздушные слои разной плотности, которые следуют за воздушными течениями и создают неблагоприятные условия для наблюдений. Иногда вследствие этих обстоятельств приходится несколько часов выжидать скоропроходящего момента, когда в воздухе господствует полное спокойствие. Дневное время и часы утренних и вечерних сумерек кажутся благоприятнее для наблюдений, чем собственно ночное время. Далее после грозы воздух самый прозрачный. Приведенными нами соображениями и исчерпываются внешние обстоятельства, с которыми должен считаться астроном не только при наблюдениях над Марсом, но и при всех подобных более тонких исследованиях. Сам наблюдатель точно также должен удовлетворять известным условиям.
Если астроном желает сделать надежные наблюдения, свободные от всяких предвзятых мнений, то он не должен заранее ориентироваться в подробностях областей, которые Марс покажет ему в трубе. Наоборот, он должен по возможности освободиться от всяких представлений, приобретенных им раньше, прежде чем приступить к самым наблюдениям. В трубе можно скоро узнать очертания отдельных рисунков на поверхности планеты. Если вы наблюдали несколько дней подряд, то, не взирая на все усилия подавить в уме относящиеся сюда представления, вы наперед знаете, что должны заметить. Правильнее всего поступает тот исследователь, который стремится исключительно к тому, чтобы с возможной точностью установить непосредственно наблюденнное. Рисунки и эскизы астронома, следующего такому правилу, обладают наибольшей ценностью, потому что они наиближе подходят к полному объективному изображению рисунка поверхности планеты.

III



Уже первые астрономы, которые исследовали поверхность Марса с помощью телескопа, заметили на границе его диска два блестящих белых кругловатых пятна, величина которых не оставалась постоянной. Далее нашли, что эти белые пятна остаются на своем месте. Прочие же видимые пятна вследствие вращения планеты около оси, казалось, быстро движутся и испытывают в течение немногих часов изменения как относительно их места на планетном диске, так и относительно их перспективного вида. На этом наблюдении был основан правильный вывод, что белые пятна находятся на полюсах вращения планеты или, по крайней мере, недалеки от них, почему их и назвали полярными пятнами. Был также повод предполагать, что эти полярные пятна имеют на Марсе подобное же значение, как гигантские снежные и ледяные поля, которые и по сие время делают невозможным доступ мореплавателеей к земным полюсам. К этому предположению привело не только сходство вида и положения, но еще другое важное наблюдение, причина которого будет выяснена в дальнейших строках.
Как известно, земная ось наклонена к плоскости земной орбиты, вследствие чего земной экватор не совпадает с этой планетой, но составляет с ней угол в 23,5 градуса, так называемую "наклонность эклиптики". Это простое и до известной степени случайное обстоятельство влечет за собой ряд явлений, которые влияют на климатические соотношения различных стран, потому что оно и служит причиной различной длительности дня и ночи и времен года на Земле. Как раз то же самое имеет место и на Марсе. Экватор этой планеты наклонен к плоскости ее орбиты под углом в 25 градусов ( точнее 24 градуса 52 минуты) Это вызывает для каждого места поверхности Марса изменение инсоляции, и поэтому происходит на Марсе смена времен года, и наступают подобные же изменения в распределении тепла и продоложительности дня, как и на Земле. Марс имеет таким образом климатические пояса: и он имеет равноденствия и солнцестояния, и на нем бывают дни и ночи неодинаковой длины. Относительно длины дня и ночи сходство между Марсом и Землей особенно ясно выражено для жарких и умеренных поясов; земные солнечные сутки продолжаются 24 часа, а на Марсе 24 часа 40 минут.
Относительно продолжительности времен года, длины полярного дня и полярной ночи, между Марсом и Землей существует различие. На Земле, как известно, каждое время года продолжается три месяца, на Марсе же каждое время года продолжается в среднем 171 сутки, следовательно, почти вдвое больше. Полярный день на Марсе равен почти одиннадцати месяцам, земной же полярный день только шести.
Солнце освещает северный полярный полюс Марса непрерывно в течение 381 суток; южный же полюс в течение 306 суток. Главная причина различия между этими соотношениями на Земле и на Марсе лежит в том, что солнечный год Марса равняется 687 земным суткам, земной же год состоит только из 365.
Очевидно, что ввиду такого положения вещей упомянутые выше белые полярные пятна Марса ( если только они составлены из снежных или ледяных масс) должны уменьшаться, как только в этих местах приближается лето, и должны увеличиваться, когда там наступает зима. Это явление и было наблюдаемо неоспоримым образом. В течение второй половины 1892 года было видимо южное полярное пятно; в это время, особенно в течение июля и августа названного года, можно было совершенно ясно наблюдать даже с помощью обыкновенных телескопов быстрое уменьшение этого полярного пятна от одной недели до другой. Снежная масса, находящаяся на нем, простиралась вначале до 70 градусов южной широты и составляла шапку более 2000 километров в диаметре. Она, однако, непрерывно уменьшалась, так что два или три месяца спустя осталась только ничтожная часть, может быть, 300 километров в диаметре. Эта остальная часть, казалось, еще уменьшалась в последние дни 1892 года. В течение этого времени на южном полушарии Марса было лето, а летнее солнцестояние было на Марсе 13 октября. Снежная масса на северном полушарии в это время должна была бы возрастать. Однако, ничего подобного нельзя было заметить, потому что эта часть Марса находилась в недоступном для наблюдений с Земли полушарии Марса. Но в 1982, 1884 и 1886 годах можно было наблюдать уменьшение северных снежных масс.
Наблюдения этих чередующихся увеличений и уменьшений полярных пятен, которые можно делать даже с умеренными телескопами, выигрывают в интересе и поучительном значении, если внимательно проследить, с помощью сильных телескопов, происходящие при этом изменения мельчайших подробностей. Тогда можно видеть, как постепенно убывает "снежное поле" с краев, как образуются внутри его площади темные места и широкие щели, как большие, очень растянутые пятна отделяются от главной массы и вскоре после этого пропадают. Вообще, можно сказать, что в этом случае происходят, по-видимому, деления и движения ледяных полей, как это бывает в арктических областях в течение лета, согласно описаниям полярных путешественников. Расположенная вблизи Южного полюса Марса снежная масса неправильно ограничена и показывает следующую особенность: ее середина точно не совпадает с Южным полюсом, но всегда лежит вблизи другой точки, которая удалена от этого полюса по направлению к Эритрейскому морю приблизительно на 300 километров. Отсюда следует, что Южный полюс Марса не покрывается снежной массой в то время, когда она бывает наименьшая. Вследствие этого, быть может, не так трудно разрешить на Марсе задачу достижения полюса, как на Земле. Южное снежное поле лежит на Марсе в середине весьма большого темного пятна, которое со своими ветвями занимает чуть не треть всей поверхности планеты и считается главнейшим океаном Марса. Это обстоятельство позволяет утверждать, что сходство полярных областей на Марсе с земными полное, особенно что касается антарктических областей. В противоположность с южными ледяными полями, северные поля так расположены на Марсе, что их середина почти точно занимает северный полюс планеты. Они лежат внутри областей желтого цвета, которые принимаются за материки планеты. Это положение северных полярных снежных масс имеет следствием замечательное явление, подобного которому нельзя указать у нас на Земле. При таянии этих снежных масс, которые образовались у северного полюса планеты в течение полярной ночи, продолжающейся более 10 месяцев, жидкость, происходящая от этого, распределяется вдоль края полярной шапки и на некоторое время превращает в море широкий пояс соседней твердой земли. Через это все глубже лежащие места покрываются жидкостью; происходит огромное наводнение, которое побудило некоторых наблюдателей принять второй океан, находящийся в этих местах на Марсе. Однако его нет, по крайней мере, нет никакого постоянного моря. Во время такого таяния снегов ( это можно было наблюдать в последний раз в 1884 году) светлая снежная масса кажется окруженною темным поясом, который прилегает к полярной шапке, она все время уменьшается и наконец сливается с ним. Этот пояс имеет ветви, которые видны в форме темных черт и простираются по всей его окрестности. Они кажутся каналами, по которым жидкость идет обратно к своему началу. В этих частях поверхности планеты возникают довольно обширные озера, как например, обозначенное на карте под именем Гиперборейского озера. Одновременнос этим, соседнее внутренне море, которое называется Mare Acidalium, темнеет и яснее заметно. Весьма вероятно, что гидрографические условия на Марсе преимущественно зависят от стока растаявших северных полярных снежных масс, и что этот сток служит также причиной периодических изменений, наблюдаемых на планете. Подобные явления случились бы на земной поверхности, если бы земной полюс внезапно оказался в середине Азии или Африки. Слабое подобие описанных явлений можно видеть в наводнениях, которые производят горные потоки во время таяния альпийского снега.
Всем известно обстоятельство, что в Арктических областях Земли в начале лета, даже еще в начале июля месяца, льды мало благоприятны для полярных путешественников; благоприятнее для путешествий в этих местах август месяц; в сентябре наконец путь наименее загражден ледяными глыбами и айсбергами. Точно также альпийские глетчеры наиболее доступны в сентябре. Причина этого ясна: для таяния льда необходимы не только тепло, но и время; тепло должно непрерывно действовать на ледяные массы и имеет тем больше успеха, чем дольше оно действует. Если бы было возможно замедлить течение земных времен года в такой мере, чтобы каждый месяц продолжался 60 дней вместо 30, как теперь, то таяние ледяных масс во время вдвое большего лета происходило бы в гораздо большей мере, и тогда бы в конце теплого времени года совершенно растаяли ледяные поля, окружающие северный полюс Земли. Если, может быть, это утверждение, кажется, заходит слишком далеко, то во всяком случае нельзя оспаривать, что при указанном предположении остающаяся в конце лета часть полярных льдов была бы много меньше, чем при тех условиях, которые на самом деле существуют на Земле. Сделанное нами выше предположение выполняется только на Марсе. Его солнечный год почти вдвое длиннее земного и делает возможным, что в течение полярной ночи, продолжающейся 10 или 12 месяцев, ледяные массы вырастают и беспрепятственно распространяются от полюса до 70 градусов ареографической широты. Все таки Солнце имеет достаточно времени в течение полярного дня, следующего за полярной ночью и продолжающегося 12 или 10 земных месяцев, для того, чтобы вполне или почти вполне расплавить свежую массу снега и льда. Солнечные лучи производят непрерывное уменьшение снежного пояса, так что этот пояс кажется земному наблюдателю в конце концов в виде очень светлой белой точки или даже совсем исчезает.
Также во время приближения планеты к Земле в 1894 году были сделаны подобные наблюдения над явлениями на поверхности планеты. Во время ее наибольшего приближения к Земле, в сентябре и октябре 1894 года, ее ось была направлена так же, как земная ось в январе месяце каждого года; поэтому отдельные области на Марсе имели те же времена года, как одинаковые области на Земле в январе. Для северного полушария планеты поэтому только что прошло зимнее солнцестояние; напротив, на южном полушарии Марса, которое преимущественно можно было наблюдать, господствовали такие метеорологические условия, которые обычно наступают в Европе в июле месяце, то есть в середине лета. Южный полюс Марса и окружающие его области наслаждались полярным днем, продолжающимся целый земной год, а южные ледяные поля планеты заметно убывали вследствие непрерывного действия солнечных лучей.
Первые наблюдения над поверхностью Марса были сделаны на обсерватории в Мельбурне, в Австралии, посредством тамошнего большого телескопа, в конце мая 1894 года, следовательно, в такое время, когда планета еще далеко отстояла от Земли. 25 мая, когда на южном полушарии Марса была уже середина весны, ледяные поля простирались от южного полюса до 67 градуса южной широты и покрывали хорошо ограниченный сегмент, диаметр которого достигал почти 2800 километров.
В течение промежутка времени более 80 дней, то есть до самой середины августа 1894 года, кайма полярного ледяного поля убывала очень правильно, подходя ежедневно на 13 километров ближе к полюсу, так что диаметр сегмента в середине августа был только больше 600 километров. В течение этого промежутка времени, точнее в конце июня, на полярном сегменте образрвалась большая трещина, которая отделила от него порядочную часть. Эта часть скоро исчезла и осталась одна только значительно уменьшившаяся главная масса.
От середины августа до конца сентября уменьшение южного полярного пятна приостановилось, хотя как раз на это время (31 августа) пришлось на Марсе зимнее солнцестояние, поэтому названная область наиболее прогревалась солнечными лучами. Уже 24 сентября круглый покрытый льдами пояс имел тот же диаметр, как показали упомянутые выше измерения 13 августа. В конце сентября прератилось воздействие неизвестной силы, которая прервала ход таяния льдов; граница ледяных полей стала опять приближаться к полюсу и притом ежедневно почти на 10 километров. В конце концов вся полярная снежная масса растаяла, однако различные наблюдатели указывают различные моменты полного растаяния. Вообще с погрешностью в несколько дней можно указать на 25 октября, как на тот день, когда закончилось таяние снегов, и южный полюс Марса освободился от снега. Таким он остался до апреля 1895 года. Конечно, там и здесь появлялись иногда белые пятна в течение полугода, протекшего между этими двумя моментами, в ближайшем соседстве у полюса, но ни одно из них не было долговременным, так что их следует считать снежными массами преходящего и местного характера. Как счастливы были бы географы, если такое полное исчезновение полярного льда случилось бы хотя один только раз на каком-нибудь полюсе Земли!
Можно допустить, что это полное исчезновение полярных льдов наступило приблизительно через 55 дней после зимнего солнцестояния, то есть после того дня, когда эти области планеты всего сильнее нагреваются солнечными лучами. В 1862 году распределение времен года на Марсе было сходно с тем, что было в 1894 году. Однако Лассель видел тогда еще спустя 94 дня после зимнего солнцестояния весьма обширные ледяные поля на южном полюсе планеты, диаметр которых достигал 500 километров. В 1880 году можно было в Милане заметить южнополярные снежные поля еще через 144 дня после зимнего солнцестояния. Эти факты позволяют заключить, что на Марсе точно также, как на Земле, течение времен года в различные солнечные годы не одинаково, и что там бывают также годы с длинными и теплыми летами, а также с короткими и прохладными.
Кроме полярных пятен замечаются на Марсе еще другие светлые пятна преходящего и неправильного характера. Они образуются на южном полушарии Марса на островах близ южного полюса; точно также появляются беловатые предметы на северном полушарии планеты, которые окружают северный полюс и простираются до 55 или 50 градусов северной широты.
Может быть они обязаны своим цветом временному снежному покрову, подобно тому, который на Земле временно покрывает страны, лежащие под указанными широтами.
Также и в теплом поясе Марса замечаются иногда крайне малые белые пятна, которые держатся в течение более или менее короткого или долгого времени. Такое пятно наблюдалось в Милане во время трех последовательных противостояний (1877, 1880 и 1882 годов); оно имело ареографическую долготу 268 градусов и северную широту 16 градусов. Для объяснения этого своеобразного явления позволительно, быть может, допустить, что на этом месте на планете находится горный хребет с обширными глетчерами. Другие наблюдатели также, правда на основании других фактов, предположили существование такой горной цепи.
Соображения касательно полярных шапок Марса указывают, что эту планету бесспорно окружает атмосфера, которая может перемещать пары от одного места к другому так же, как на Земле. Снежные поля происходят из осадков паров, сгущенных холодом и увлеченных с ним. Каким иным путем может это произойти, как не движением воздушных слоев. Что Марс обладает атмосферой, наполненной парами, доказано спектральными наблюдениями, которые главнейшим образом произвел Фогель*).

*) Вопрос, который трактуется в этом месте, сделался со временем издания настоящей статьи предметом многочисленных научных споров, о которых мы здесь скажем несколько слов, потому что как раз этот вопрос представляет существенную важность для позднейших выводов. Упомянутые в тексте спектральные наблюдения сделаны нынешним директором Потсдамской астрофизической обсерватории Фогелем более 20 лет тому назад на обсерватории камергера фон Бюлова в Боткамне и опубликованы им в 1874 году в мемуаре о спектрах планет, увенчанном премией Королевского Копенгагенского Общества. Согласно с этими наблюдениями, которые нашли подтверждение в наблюдениях Гегинса и Маундера, сделанных почти в то же самое время, в спектре Марса кроме большого числа линий солнечного спектра являются еще "земные" (теллурические) линии. Под именем земных линий понимают такие спектральные линии, которые произведены земной атмосферой. Здесь в особенности интересуют нас линии водяного пара (который, как известно, играет важную роль в атмосфере Земли). Если с помощью спектроскопа наблюдают светило, не обладающее атмосферой, подобной земной атмосфере, например Луну, то мы увидим в спектре земные линии ( других линий мы здесь не рассматриваем) так, как они обусловлены мгновенным состоянием земной атмосферы. Если же мы наблюдаем спектр планеты, которая находится на одинаковой высоте с прежде наблюденным светилом, непосредственно до того или после того, и заметим, что земные линии, например линии водяного пара кажутся резче в этом спектре, чем в первом, то можно заключить, что это усиление линий вызвано планетой, и что потому ее атмосфера сходна с нашей земной. Упомянутые наблюдения Марса действительно дали этот результат, между тем как исследования, произведенные для этой цели Кемпбеллом, во время противостояния 1892 года, с большим рефрактором Ликской обсерватории в Калифорнии, дали отрицательный результат. Для объяснения этого противоречия Фогель в мемуаре, представленном в конце января 1895 года Берлинской Академии наук, указал на то, что при исследованиях планетных спектров главное значение имеет вовсе не величина употреблямого телескопа, а отношение между фокусным расстоянием и отверстием объектива, кроме того при таких исследованиях не следует употреблять спектроскопа слишком сильной дисперсии. Далее на основании как чужих, так и своих наблюдений во время противостояния Марса в 1894 году, Фогель заключает, что земные линии в спектре этой планеты выступали резче, чем в одновременно полученном спектре Луны. И фотометрические наблюдения подтверждают первоначальное мнение относительно состава атмосферы Марса. Поэтому необходимо и теперь держаться этого мнения, не смотря на отрицательные результаты исследований Кемпбелла и ряд интересных выводов, основанном на этом мнении, считать в этом смысле правильным ( прим. Редактора)

Эти наблюдения дали в результате, что атмосфера Марса по своему составу мало отличается от земной и что она богата водяным паром. Последнее обстоятельство имеет громадное значение; оно позволяет допустить, что моря и полярные снежные поля на Марсе, по всей вероятности, состоят из воды ( в жидком или твердом состоянии), а не из другой какой-нибудь жидкости. Лишь только тогда, когда это утверждение будет вне всякого сомнения, можно будет сделать дальнейший, не менее важный вывод. Тогда тепловые условия под различными поясами на Марсе, не смотря на его большое расстояние от Солнца, одинаковы с земными.
Этому противоречит предположение некоторых ученых, что на Марсе господствует весьма низкая температура ( около 50 - 60 градусов холода). Если бы такое предположение было справедливо, то ни водяной пар не мог бы составлять главную составную часть его атмосферы, ни вода не могла бы играть важную роль при переменах на его поверхности. Роль воды играла бы тогда углекислота или какое-нибудь другое вещество, точка отвердевания которого лежит гораздо ниже, чем у воды.
Как вытекает из этих соображений, причины, имеющие главное влияние на метеорологические условия на Марсе, по-видимому сходны с земными.
Но, как и следует ожидать, нет недостатка и в таких причинах, которые обуславливают и различие в этом отношении. Природа и в этом случае бесконечно разнообразна в обстоятельствах, по-видимому, маловажных. Так, различное расположение суши и океанов на Марсе и на Земле имеет большое значение в деле климатических условий. Один взгляд на карты обеих планет покажет это яснее, чем самое длинное рассуждение. Раньше, в своем месте, мы указали на необыкновенныя периодические наводнения, посещающие северные области планеты после таяния полярного льда в течение одного Марсова года. Эти потопы распространяются далеко через обширную сеть каналов, которая представляет важнейшее, если не единственное средство, благодаря которому вода, а с нею и органическая жизнь, может распространяться по сухой поверхности планеты. На Марсе дождь крайне редкое событие, может быть, там даже совсем не бывает дождя. Чтобы доказать это, сделаем следующее отступление.
Перенесемся мысленно в какую-нибудь точку мирового пространства, настолько удаленную от Земли, что Земля кажется диском, который можно обозреть одним взглядом. Сильно обманулся бы наблюдатель, если бы он ожидал, что с этой точки заметит на этом диске в главных чертах материки Земли с их заливами, островами и омывающими их морями почти также, как на искусственном глобусе. Без сомнения, можно здесь и там целиком или отчасти заметить под легким покровом хорошо знакомые очертания материков; однако значительная часть, быть может, половина видимой поверхности Земли будет скрыта от взоров наблюдателя вследствие огромной цепи облаков, плотность которых, вид и протяжение непрерывно меняются. Такой облачный покров, который очень часто и на долгое время окутывает полярные области Земли, должен был бы почти на половину времени скрыть умеренный пояс от наблюдений, потому что на нем вид облаков изменяется произвольно и непрерывно. На морях жаркого пояса можно было бы увидеть такие облачные массы, как длинные вытянутые полосы, соответствующие областям экваториальных и тропических затиший. Отсюда ясно, что исследование земной поверхности с Луны было бы совсем не таким легким делом, как можно было бы предполагать. На Марсе дело обстоит совсем иначе. На этой планете во всех поясах воздух всегда чист и достаточно прозрачен, потому что он позволяет земному наблюдателю во всякое время различать границы морей и суши, даже менее резко очерченные подробности на поверхности планеты. Конечно, в атмосфере Марса находятся известные пары, которые до известной степени непрозрачны; однако они только немного мешают наблюдениям над поверхностью планеты. Здесь и там на диске планеты появляются по временам беловатые пятна, движущиеся и изменяющие свой вид, но они редко захватывают большую площадь. Преимущественно, они появляются на островах южного моря и в областях, обозначенных на карте именами Клизий и Темпе. Эти пятна слабеют и даже совсем пропадают, если в месте их пребывания наступает полдень; сильнее появляются они в утренние и вечерние часы. Эта смена ясно заметна. Возможно, что эти пятна суть облака, потому что и земные облака кажутся белыми в той части атмосферы, которая освещена солнцем. Различные наблюдения приводят однако к заключению, что упомянутые явления в атмосфере Марса могут быть тонкие облака или даже, вероятно, временно сгущенные пары в виде росы или инея, а не собственно облака дождевые или грозовые. Напротив того, во время последнего противостояния Марса, Дегласу, специально наблюдавшему поверхность Марса, удалось, по-видимому, заметить на самом деле облака на Марсе. Деглас, ассистент обсерватории в Кембридже (Северная Америка) наблюдал на обсерватории Персиваля Ловелла, нарочно устроенной им для исследования поверхности Марса, во Флагстафе, на территории Аризоны. Он измерил эти облака. Одно из них было наблюдаемо 25 и 26 ноября 1894 года; оно имело приблизительно 150 километров в ширину и 250 километров в длину и казалось на высоте более 25 километров от поверхности планеты. Облако это двигалось со скоростью почти 20 километров в час. Заметим для сравнения, что в земной атмосфере известны перистые облака, имеющие большое сходство с появляющимися в марсовой атмосфере облаками, подымаются над земной поверхностью не выше 6-8 километров.
Насколько можно заключить из наблюдений, климат Марса в общих чертах подходит к климату горных местностей на Земле в течение теплого времени года. Днем действует на планету необыкновенно сильное излучение Солнца, едва смягченное облачностью или присутствием паров в атмосфере. Ночью происходит усиленное излучение почвы в небесное пространство и вследствие этого сильное охлаждение поверхности. Отсюда ясно, что климат на Марсе с резкими переходами, и что на нем должна существовать большая разница между температурами дня и ночи. Точно также, как на Земле на высотах 5000 - 6000 метров над уровнем моря, пары осаждаются из воздуха только в твердом виде и образуют беловатые массы ледяных игл, так называемые перистые облака. На Марсе очень редко могут скопляться сколько-нибудь значительные облака, приносящие дождь, или даже они совсем не могут скопляться. И тепловые условия отдельных времен года крайне различны на Марсе. Большая продолжительность времен года на Марсе, ведет за собой значительное различие их средних температур. Это различие средних температур объясняет образование и таяние полярных снежных полей, возобновляющихся в течение каждого оборота планеты вокруг Солнца.

IV




Обе карты Марса, которые приложены к этой статье, построены по обыкновенному способу изображения двух полушарий в плоскости, а именно по гомалографической проекции. Они воспроизводят поверхность Марса так, как она представляется в астрономической трубе. Таким образом северный полюс лежит внизу, южный же полюс вверху. Из этих карт можно видеть, что форма поверхности Марса нисколько не походит на форму земной поверхности. Треть марсовой поверхности занимает большое Южное море, усеянное островами. Это море врезывается заливами и другими своми ветвями разнообразной формы в материки планеты. К системе этого океана принадлежит целый ряд малых внутренних морей, как Адриатическое и Тирренское. Эти моря соединяются с Южным морем широкими проливами, тогда как другие внутренние моря, как например Циммерийское, Сиренское, озеро Солнца, сообщаются с великим Южным морем узкими проливами (каналами). У этих четырех названных выше морей бросается в глаза одинаковое их направление. Эта особенность, вероятно, не случайного происхождения. Точно также имеет свою определенную причину соответственное расположение полуостровов Авсонии, Гесперии и Атлантиды. Цвет морей на Марсе вообще темнокоричневый, смешанный с серым; густота окраски в одном и том же месте неодинакова в разное время: она может изменяться от самого густого черного тона до светлосерого или пепельного. Причины этих различий могут быть весьма разнообразные. Подобное же явление встречается и на Земле. Там, как известно, моря жарких поясов темнее морей, лежащих ближе к полюсам. Так, например, поверхность Балтийского моря кажется светлой, чего не бывает на Средиземном море. Моря на Марсе кажутся также темнее, когда Солнце приближается к своему высшему положению на небе и начинается лето для тех стран, в которых лежат моря.
Вся остальная, не покрытая Южным морем, площадь планеты есть суша. За исключением немногих сравнительно малых областей она имеет оранжево-желтую окраску, переходящую в одних местах в темно-красную, в других местах в желтоватую или беловатую. Эта разница в окраске может иметь причиной чисто метеорологические условия, частью различный состав почвы. Вполне удовлетворительного взгляда на причину этого до сих пор еще нельзя было составить. Также неизвестно, почему преобладают красный и желтый цвета на поверхности "огненного светила" древних. Последнее обстоятельство пытались объяснить тем предположением, что атмосфера, окружающая Марс, придает ему красный цвет.Так, земной предмет кажется красным, если мы смотри на него через красное стекло. Однако этому предположению противоречат многие факты. Так полярные снежные пятна всегда сияют чистым белым светом, хотя лучи, идущие от них к земному наблюдателю, дважды под очень острым углом проникают через атмосферу планеты. Поэтому нужно допустить, что суша на Марсе потому кажетсмя красной или желтой, что она действительно такого цвета. Кроме упомянутых темных и светлых областей поверхности, которые мы принимаем за моря и сушу, есть на Марсе еще некоторые малые области, характер которых, по-видимому, двоякий. Они имеют по временам желтую окраску и представляются тогда сушей. В другое же время они коричневые, в известных случаях черные, и тогда походят на моря. К таким областям относятся все острова Южного океана и Эритрейского моря, далее вытянутые в длину полуострова Девкалион и Пирра, а равно и места вблизи моря Acidalium, обозначенные на карте Балтией и Неригос. Подходящее и подкрепленное другими подобными явлениями объяснение заключается в предположении, что места, представляющие эти явления, суть обширные болота; перемена в уровне воды обуславливает в этих болотах и перемену в окраске. Желтый цвет преобладает в тех частях этих областей, где слой жидкости имеет лишь малую глубину; коричневый или еще более темный цвет покрывает те места, над которыми находится так много воды, поглощающей свет, что твердое дно становится более или менее невидимо. Как известно, глубокие воды, если смотреть с достаточной высоты, кажутся тем темнее, чем они глубже; точно также известно, что освещенные Солнцем места твердой Земли кажутся светлыми сравнительно с водяной поверхностью. В этих фактах могут часто убеждаться альпийские путешественники; если они смотрят с вершины гор на глубокие озера, лежащие у подошв гор, то каменная порода освещенных Солнцем скал, темная сама по себе, кажется светлою. Это старый факт; о нем упоминает еще Гомер.
Все эти сообщения обосновывают наше допущение, что темные места на Марсе должны считать морями, а красноватые, занимающие почти две трети его поверхности, сушей. Дальше мы найдем еще опоры этого допущения.
Твердая земля в северном полушарии планеты состоит из одной сплошной массы, которая только в одном месте имеет разрыв. Этот разрыв составляет море Acidalium, протяжение которого изменяется с временем года и стоит в некоторой связи с наводнениями, о которых мы говорили выше и которые происходят от таяния севернополярных ледяных полей. К системе моря Acidalium без сомнения принадлежит видимое по временам Гиперборейское море и озеро Нилиакское. Последнее озеро отделяется обыкновенно от моря Acidalium перешейком правильной формы; только в 1888 году этот перешеек казался некоторое время разорванным. Другие, но меньшие темные пятна замечаются в различных местах суши; их можно рассматривать, как озера; но, наверное, они не так постоянны, как земные озера, а их вид и протяжение зависят от времени года; смотря по обстоятельствам, они могут даже совсем исчезать. Таковы озера Исменийское, Лунное, Тривиум Харонта и Пропонтидское. Все эти озера видны очень хорошо и в течение долгого времени. Меньшие озера на Марсе, как озеро Нрава и Источник Юности имеют во время своего наибольшего протяжения поперечник всего только 100-150 километров и относятся к числу подробностей поверхности Марса, наблюдаемых с большим трудом.
Обширная суша планеты изрезана по всем направлениям многочисленными разветвляющимися, подобно сети, линиями или нежными штрихами, которые кажутся более или менее темными. Они идут через обширные области поверхности планеты по прямому направлению, не имеющему ничего общего с извилистыми течениями земных рек.
Одни из этих линий, самые короткие, не достигают длины 500 километров; другие напротив имеют в длину тысячи километров и охватывают четверть, иные даже более трети большого круга шара планеты.
Одни из этих темных линий могут быть наблюдаемы довольно легко, всего легче заметить те линии, которые близко лежат к левому краю приложенной карты и обозначены на ней именем Нилосирт; наоборот, другие линии весьма трудно заметить, и они похожи на нежнейшие паутинные нити. Ширина линий весьма различна; так Нилосирт достигает 200-300 километров, между тем как ширина других едва доходит до 30 километров.
Эти линии суть знаменитые пресловутые "каналы" Марса. Насколько наблюдения позволяют до сих пор заметить, эти линии суть без сомнения постоянные явления на поверхности планеты. Так, Нилосирт в течение целого столетия наблюдался в одном и том же месте, а другие известны уже, по крайней мере, лет тридцать. Длина и положение этих "каналов" не подвергаются никаким или крайне ничтожным изменениям, в противоположность этому их вид и условия видимости изменяются весьма значительно от одного приближения планеты к Земле до другого, иногда даже от одной недели до другой. Эти перемены не происходят у всех каналов одновременно и однообразно, но кажутся по большей части случайными. По крайней мере, можно утверждать, что эти перемены следуют законам не столь простым, чтобы мы могли распознать их сразу. Иногда одна или несколько из этих линий делаются неясными или даже совсем невидимыми, между тем как соседние линии расширяются настолько, что можно их хорошо видеть в трубы умеренных размеров. Первая из обеих карт, приложенных к этой статье, показывает все те "каналы", которые были замечены в течение многолетних наблюдений. Она, однако, совсем не соответствует тому виду, какой представляет или представляла поверхность Марса в определенный момент. Обыкновенно одновременно бывают видны только немногие каналы. Должно еще заметить, что непрерывные изменения более мелких подробностей на поверхности планеты обусловливают, что карта Марса может представлять только схематическое его изображение. Линии, названные здесь каналами, впадают в море, либо в озеро, либо в другой канал; они могут также сходиться в узловой точке многих каналов; но никогда ни одна из этих линий не кончается на середине суши; это обстоятельство большой важности. "Каналы" пересекают друг друга под всякими углами и, как кажется, по преимуществу, устремляются к местам, названным выше озерами. Так, семь этих темных линий впадают в озеро Феникса, восемь в Тривиум Харонта; шесть каналов впадают в Лунное озеро и шесть в Исменийское озеро.
Обыкновенно "канал" походит на равномерную черную линию или по своей окраске походит на море; его течение обыкновенно прямолинейное; однако здесь и там канал кажется в различных местах различной ширины, или же слабо искривленным у берегов. Иногда подобная черная нить расширяется при впадении своем в море и образует тогда большую губу, подобную рукавам земных рек. Так, например, Жемчужный залив, Аонийский и залив Авроры, также бухты Сабейского залива суть расширение устьев одного или нескольких каналов, которые впадают в Эритрейское море или в Южный океан. Самый значительный из таких заливов "Великий Сирт", который образовался из крайне широкого устья упомянутого выше Нилосирта; Великий Сирт шириной в 1800 километров и почти такой же длины; он занимает пространство немногим меньше Бенгальского залива. Рассматривая эту местность на Марсе, мы видим очень ясно, что темная площадь моря без заметного перерыва переходит в площадь канала. Этот факт позволяет заключить, что каналы можно считать простым продолжением морей в сушу планеты, окрашенную желтым цветом. При этом, однако, надо допустить, что обозначенные раньше именем морей области поверхности Марса действительно покрыты жидкостью. Наконец, явление, наблюдаемые во время таяния севернополярных снежных полей, указывают на то, что темные линии, которые мы назвали здесь каналами, суть глубокие выемки в поверхности планеты, которые служат для стока масс жидкости и имеют на Марсе действительно характер сети водных путей. Именно, во время таяния полярных ледниковых масс, полярная шапка планеты, как было уже раньше сказано, кажется окруженной темным поясом, похожим на море; вместе с тем цвет соседних каналов переходит в более темный тон; каналы сами увеличиваются в ширину и длину, так что вся часть желтой площади между 60 градусами северной широты и северным снежным полем, превращается в течение определенного промежутка времени в небольшие острова. Это состояние продолжается до конца таяния снегов. Чуть только таяние прекратилось, каналы делаются снова уже; упомянутый темный пояс, подобный морю, образовавшийся вокруг полярной шапки, пропадает, и желтая окраска снова берет верх. Круговорот этих величественных явлений природы возобновляется в каждом следующем Марсовом году. Во время приближений планеты к земле в 1882, 1884 и 1886 годах можно было проследить эти явления очень точно во всех их подробностях, потому что тогда северный полюс был виден земному наблюдателю. Мы дали выше их простейшее и самое естественное объяснение, обоснованное и подкрепленное сходными явлениями на Земле. Мы имеем тут дело с огромным наводнением суши, происходящим от таяния снежных масс, окружающих северный полюс планеты. Отсюда следует, что линии, обозначенные до сих пор именем каналов, суть и на самом деле каналы. Составленная ими сеть на поверхности планеты обусловлена первоначально геологическим (это слово употреблено в переносном смысле) образованием поверхности Марса и медленно развилась в течение столетий. Нет необходимости усматривать в них плоды деятельности одушевленных существ. Не смотря на их правильный геометрический характер, более правдоподобным кажется предположение, что каналы обязаны свои происхождением развитию планеты, точно также на земле Мозамбикский канал создан не руками человека, а природой.
Исследование этих чудовищных водяных путей было бы задачей весьма интересной, но вместе с тем запутанной и трудной. Органическая жизнь на Марсе, если только она вообще существует на этой планете, зависит, конечно, главным образом от них. Изменения внешнего вида этих каналов указывают на перемены



schiaparelli.jpg
 Описание:
 Размер файла:  176.87 KB
 Просмотрено:  16080 раз(а)
schiaparelli.jpg


_________________
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
I сказаць:
«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
I нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, — папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі i звадкі, боль i горыч,
Калі ўсе мы разам ляцім
Да зор?»
Максім Багдановіч
_______________________________________
SW 100 ed, WO Zenisthar 66 SD APO, Sky Master 15x70
Вернуться к началу
lavon сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden] Посетить сайт автора
lavon
ЛА

Зарегистрирован: 11.07.2007

Сообщения: 898
Благодарности: 0



Добавлено: Пн Июн 01, 2009 19:52    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

в их состоянии. Можно допустить, что в этих каналах бывает прилив, или что они совершенно высыхают, если темные линии, какими они представляются земному наблюдателю, делаются неясными, или расплывчатыми, или вовсе пропадают.
Если наступила такая перемена, то на том месте, которое занимал канал, мы либо ничего не заметим, либо заметим желтоватую линию, едва-едва отделяющуюся от соседней твердой земли. Иногда это место принимает какой-то туманный вид, о причине которого до сих пор не имеем еще надежного предположения.
В других случаях, наоборот, происходят действительные наводнения, которые затопляют пространства, соседние с каналом, на 100-200 и более километров в ширину. Это явление бывает и у каналов, далеко лежащих от северного полюса; еще не открыты законы, по которым происходят эти явления.
Канал Гидасп обнаружил эти явления в 1864 году; Симоис в 1879 году; Ахерон в 1884 году и Тритон в 1888 году. Точное и тщательное наблюдение над ходом изменений, которые испытывает канал в отдельности, позволит, вероятно, в будущем определить причины этих явлений.
Самое неожиданное явление, которые показывают каналы Марса, состоит в их раздвоении. Оно, как кажется, случается главным образом в течение времени до и после большого наводнения северного полушария планеты, то есть во время равноденствий.
Вследствие какой-то перемены, неизвестной нам в подробности и продолжающейся наверное всего несколько дней, даже в течение нескольких часов, канал получает совершенно иной вид: вместо одной темной линии появляются две одинаковой длины, одинаковой ширины и одинакового направления, которые идут совершенно прямо и также геометрически правильно, как рельсы железнодорожного пути. Конечно, в этом только и заключается сходство между двумя линиями раздвоенного канала Марса и линиями железнодорожной колеи, как и следует думать, приняв в расчет масштаб тех и других.
Вновь возникшие линии имеют приблизительно то же самое направление и те же самые конечные точки, как канал, место которого они заступили. Часто одна из линий лежит как раз над прежним каналом, тогда как вторая является совсем новой; тогда пропадают обыкновенно все маленькие неправильности и искривления старой линии.В иных случаях обе новые двойные линии идут по совершенно новому месту, по обеим сторонам прежнего канала.
Расстояния обеих линий друг от друга различны у разных пар линий. Они колеблются между пределами от 600 и более километров до 50 и менее километров. Расстояние в 50 километров лежит на границе оптической силы самых могучих современных телескопов. Ширина отдельных линий пары доходит от предела видимости подобных предметов (на Марсе пределом видимости следует считать протяжение 30 километров) до 100 километров. Окраска линий переходит от черного цвета до светлокрасного. Последний тон может стать таким светлым, что линии едва отделяются от желтой суши. Пространство между обеими линиями представляется, по большей части, желтым, иногда также белым.
Раздвоение совсем не ограничивается одними каналами. Подобное же стремление к раздвоению замечается у озер Марса. Мы часто видим, что на Марсе озеро вдруг превращается в две короткие, широкие одинаково направленные темные линии. Такое раздвоение занимает границы первоначального озера и не идет далеко в длину. Раздвоение происходит не всегда сразу. Как только наступает благоприятный для них момент, они начинаются то здесь, то там, в неправильной или, по крайней мере, нелегко познаваемой последовательности.
Многие каналы, вообще, не показывают совсем никакого раздвоения, как, например, Нилосирт, или же это раздвоение едва заметно. Двойные линии через несколько месяцев после своего появления становятся все слабоее и слабее и наконец пропадают. Они появляются вновь с наступлением благоприятного для них времени года. Здесь лежит основание того факта, что в другие времена года, особенно во время зимнего солнцестояния, мы замечаем на Марсе весьма мало раздвоений, или даже не замечаем совсем никакого раздвоения. Длина, положение и отчетливость обеих линий раздвоившегося канала, могут быть различны при различных случаях у одного и того же канала. Точно также в некоторых случаях изменяется, правда, весьма незначительно направление темных линий. Направление их всегда весьма мало уклоняется от направления канала, с которым оно связано самым тесным образом. Это существенное обстоятельство позволяет заключить, что двойные линии не составляют прочного явления на Марсе, поэтому они не имеют того значения для картины поверхности планеты, какое имеют каналы. Вторая двойная карта, приложенная к настоящей статье, дает приближенное представление об этих замечательных явлениях на Марсе, которые мы только что описали. Карта эта содержит все раздвоения, наблюденные с 1882 года. Рассматривая эту карту, мы должны помнить, что нарисованные на ней линии не были видны на планете одновременно. Мы уже выставили на вид это обстоятельство. Эта карта не дает изображения поверхности планеты так, как мы видим ее в определенный момент в трубе; она представляет совокупность всех до сих пор сделанных наблюдений над раздвоением марсовых каналов.
Наблюдение раздвоений каналов весьма трудно; оно требует весьма опытного глаза и превосходной трубы значительной оптической силы. Эти условия объясняют то, быть может, странное обстоятельство, что только в 1882 году заметили раздвоение марсовых каналов. В последовавшем десятилетии около десяти астрономов наблюдали и описали такие раздвоения.
Своеобразный вид двойных каналов и геометрическая точность их положения напоминают инженерные сооружения. Отсюда легче было перейти к догадке, что каналы эти созданы одушевленными существами, обитателями Марса. Эту догадку нельзя безусловно отбросить, потому что она не заключает в себе ничего невозможного. Но все таки двойные каналы не могут быть сооружениями постоянного характера, потому что достоверно известно, что вид и протяжение двойных линий может меняться от одного времени года до другого. Можно однако считать эти раздвоения результатом таких работ, которые допускают перемены, например, обширные, выполненные в большом масштабе работы по орошению. Вмешательство одушевленных существ может лучше выставить геометрический вид двойных линий; но в этом нет настоятельной необходимости. Существует много других фактов, совершенно исключающих всякую мысль об искусственной деятельности и свидетельствующих о геометрической силе природы. Так, совершенные сфероиды планет и кольца Сатурна вышли не из рук токаря; так радуга без циркуля чертит свою удивительно правильную дугу на дождевом облаке; так мир кристаллов показывает бесконечное разнообразие прекрасных и совершенно правильных форм. И в органической природе действует возвышенная сила, которая производит правильные формы. Эта-то сила определяет форму листьев известных растений и образует симметрические фигуры, которым мы удивляемся у чашечек растений цветов и у морских животных. Та же самая сила формирует витой домик улитки, как не сделать никакому художнику.
Во всех этих случаях геометрическая форма представляет простое и необходимое следствие физических и физиологических законов, царствующих в природе.
Первые попытки объяснить свойства и причины раздвоения марсовых каналов опирались на принцип, что при разгадке явлений природы необходимо исходить из простейших предположений. Поэтому они были построены исключительно на воздействии неодушевленной природы. В них видели действие света в марсовой атмосфере, или обманы зрения, производимые парами. Одни усматривали в них явления, происходящие в обледеневшей поверхности планеты, замерзшей в вечном зимнем холоде. Другие предполагали, что раздвоение каналов происходит от двойных трещин в коре планеты, или от одиночных трещин; при этом второе изображение трещины производится массой дыма, который вырывается из этой трещины по всей ее длине и увлекается ветром в сторону. Но разбор всех этих подчас крайне остроумных объяснений всегда приводит к одному и тому же заключению: ни одно из них не соответствует наблюденным явлениям ни в целом, ни в частности. Иная попытка объяснить раздвоение каналов не появилась бы на свет, если бы ее автор сам мог наблюдать это явление. К сожалению, нам не удалось до сих пор найти вполне правильное объяснение, допуская лишь воздействие неодушевленной природы. Если же привлечь силы органической природы, то задача значительно облегчается. Но тогда число всех более или менее правдоподобных предположений возрастает почти бесконечно.
Мы можем придумать бесчисленное множество комбинаций, чтобы объяснить все явления, хотя будем обращаться только к малым и простым средствам. Так, например, мы все таки можем, несмотря на большое удаление планеты от Земли, заметить смену растительности на огромных пространствах ее поверхности, или возникновение огромного множества живых существ, как бы малы они не были. Лунный житель мог бы по цвету тех или других местностей земной поверхности узнать рост полевых цветов; точно также и столь далекий от нас житель Марса мог бы заметить, когда позеленеет трава в равнинах Европы и Азии, по изменению окраски этих материков. Подобным же образом и земные жители могли бы заметить смену явлений природы на небесных телах. Жители Луна и Марса не могли бы однако составить себе правильное представление о причинах изменений вида нашей планеты, если у них нет предварительных сведений об устройстве Земли. Так и люди могут ограничиваться одними догадками относительно Марса, потому что до сих пор о физических свойствах Марса известно очень мало, а об органических - ничего неизвестно. Эта неизвестность кладет на все попытки таких объяснений и догадок печать произвола и препятствует успеху достоверного познания.
Но эта неизвестность с течением времени постепенно уменьшится, на это еще можно надеяться. Если мы и не узнаем истинного значения удвоения каналов Марса, то по крайней мере мы узнаем, чем они не могут быть. Смертный, желая познать такие таинственные явления, может рассчитывать несколько на любезность природы. Это выражение - любезность природы - создал Галилей. Природа иногда совершенно неожиданно раскрывает нам такие области, которые до того были скрыты и недоступны исследованию.

Перевод Леонида Германовича Малиса, секретаря Русского астрономического общества.

_________________
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
I сказаць:
«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
I нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, — папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі i звадкі, боль i горыч,
Калі ўсе мы разам ляцім
Да зор?»
Максім Багдановіч
_______________________________________
SW 100 ed, WO Zenisthar 66 SD APO, Sky Master 15x70
Вернуться к началу
lavon сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden] Посетить сайт автора
Модератор Morozyako
Модератор

Зарегистрирован: 10.07.2007

Сообщения: 2711
Благодарности: 71



Добавлено: Пн Июн 01, 2009 20:06    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Замечательный материал, Леонид)
_________________
Вернуться к началу
Morozyako сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
lavon
ЛА

Зарегистрирован: 11.07.2007

Сообщения: 898
Благодарности: 0



Добавлено: Вт Июн 02, 2009 17:54    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

aha Relax!
_________________
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
I сказаць:
«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
I нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, — папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі i звадкі, боль i горыч,
Калі ўсе мы разам ляцім
Да зор?»
Максім Багдановіч
_______________________________________
SW 100 ed, WO Zenisthar 66 SD APO, Sky Master 15x70
Вернуться к началу
lavon сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden] Посетить сайт автора
lavon
ЛА

Зарегистрирован: 11.07.2007

Сообщения: 898
Благодарности: 0



Добавлено: Пн Июл 20, 2009 19:47    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

40 лет назад человек сделал первый шаг по другой планете

Коллекция фотографий для сторонников сумасшедшей теории о том, что американцы не были на Луне. Места посадки снятые Lunar Reconnaissance Orbiter тут
http://www.nasa.gov/mission_pages/LRO/multimedia/lroimages/apollosites.html


там еще много таких фоток.

_________________
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
I сказаць:
«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
I нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, — папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі i звадкі, боль i горыч,
Калі ўсе мы разам ляцім
Да зор?»
Максім Багдановіч
_______________________________________
SW 100 ed, WO Zenisthar 66 SD APO, Sky Master 15x70
Вернуться к началу
lavon сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden] Посетить сайт автора
Knox
ЛА

Зарегистрирован: 17.12.2007

Сообщения: 29
Благодарности: 0



Добавлено: Вс Авг 09, 2009 15:37    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Зь гісторыі дасьледваньня галяктык:

Цитата:
У 1610 годзе Галілеа Галілей выявіў, што Млечны Шлях, які ён вырашыў дасьледаваць сваім тэлескопам, складаецца зь велізарнага ліку слабых зорак. У сваім трактаце 1755 году, заснаваным на працах Томаса Райта (Thomas Wright), Імануіл Кант выказаў здагадку, што Галяктыка можа быць целам, якое верціцца і складаецца зь велізарнай колькасьці зорак, утрымоўваных гравітацыйнымі сіламі, падобнымі з тымі, што дзейнічаюць у Сонечнай сыстэме, але ў вялікіх маштабах. З нашага месца ўсярэдзіне Галяктык атрыманая кружэлка будзе бачны на начным небе як сьветлая паласа. Кант выказаў і здагадку, што некаторыя з туманнасьцяў, бачных на начным небе, могуць быць асобнымі галяктыкамі.

Да канца XVIII стагодзьдзя Шарль Мэсье склаў каталёг, утрымоўвальны 109 яркіх туманнасьцяў, услед за якім зьявіўся каталёг з 5000 туманнасьцяў Уільяма Гершэля. Пасьля пабудовы свайго тэлескопа ў 1845 годзе лорд Рос змог убачыць адрозьненьні паміж эліптычнымі і сьпіральнымі туманнасьцямі. У некаторых з гэтых туманнасьцяў ён змог вылучыць і асобныя крыніцы сьвятла, што надавала гіпотэзе Канта вялікую праўдападобнасьць. Аднак пытаньне аб тым, ці зьяўляюцца гэтыя туманнасьці асобнымі галяктыкамі, заставаўся спрэчным да пачатку 1920-х гадоў, калі дзякуючы новаму тэлескопу Эдвін Хабл даў на яго адказ. Ён здолеў разглядзець вонкавыя часткі некаторых сьпіральных туманнасьцяў як скапленьне асобных зорак і вызначыць сярод іх зьменныя-цэфэіды. Гэта дазволіла яму ацаніць адлегласьць да гэтых туманнасьцяў: яны знаходзіліся занадта далёка, каб быць часткай Млечнага Шляху. У 1936 Хабл пабудаваў клясыфікацыю галяктык, якая выкарыстоўваецца па гэтай дзень і завецца пасьлядоўнасьцю Хабла.

Першая спроба вызначыць форму Млечнага Шляху і становішча Сонцы ў ім была прадпрынятая Ўільямам Гершэлем у 1785 годзе пры дапамозе дбайнага падліку зорак у розных участках неба. Выкарыстаючы ўдасканалены варыянт мэтаду, Каптэйн (Kapteyn) у 1920 годзе зрабіў выснову аб маленькай (дыямэтрам у 15 кіляпарсэк) пляскатай галяктыцы з Сонцам зблізку цэнтра. Іншы мэтад, выкарыстаны Харлоў Шэплі (Harlow Shapley) і заснаваны на падліку шаравых скапленьняў, даў зусім іншую карціну — плоская кружэлка дыямэтрам каля 70 кіляпарсэк з Сонцам, зьмешчаным далёка ад цэнтра. Абодва дасьледаваньня не былі дакладныя з-за таго, што не ўлічвалі паглынаньне сьвятла міжзоркавым газам у плоскасьці галяктыкі. Сучасная карціна нашай Галяктыкі зьявілася ў 1930 годзе, калі Робэрт Джуліюс Трамплер (Robert Julius Trumpler) вымераў гэты эфэкт, вывучаючы разьмеркаваньне безуважлівых зорных скапленьняў, якія канцэнтруюцца ў плоскасьці Галяктыкі.

У 1944 годзе Гендрык ван дэ Галст (Hendrik van de Hulst) прадказаў існаваньне радыёвыпраменьваньня з даўжынёй хвалі ў 21 см, выпраменьванага міжзоркавым атамарным вадародам, якое было выяўлена ў 1951 годзе. Гэтае выпраменьваньне, не паглынаемае пылам, дазволіла дадаткова вывучыць Галяктыку дзякуючы доплераўскаму зрушэньню. Гэтыя назіраньні прывялі да стварэньня мадэлі з перамычкай у цэнтры Галяктыкі. Прагрэс радыётэлескопаў дазволіў адсочваць вадарод і ў іншых галяктыках. У 1970-х гадах стала зразумела, што агульная бачная [[маса] галяктык (якая складаецца з масы зорак і міжзоркавага газу), не тлумачыць хуткасьці кручэньня газу. Гэта прывяло да высновы аб існаваньні цёмнай матэрыі.

Новыя назіраньні, вырабленыя ў пачатку 1990-х гадоў на Касьмічным тэлескопе імя Хабла, паказалі, што цёмная матэрыя ў нашай Галяктыцы ня можа складацца толькі зь вельмі слабых і малых зорак. На ім таксама былі атрыманыя выявы далёкага космасу, атрымалыя назву Hubble Deep Field і Hubble Ultra Deep Field, якія паказалі відавочнасьць таго, што ў нашай Сусьвеце існуюць сотні мільярдаў галяктык.

У 2004 годзе самой далёкай галяктыкай з тых, што калі-небудзь назіраліся чалавецтвам, стала галяктыка Abell 1835 IR1916.
Вернуться к началу
Knox сейчас оффлайн  Посмотреть профиль Отправить личное сообщение [hidden]
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум @ BelAstro.Net -> Прочие проекты Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 1 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Русская поддержка phpBB